информационное агентство

Бить или не бить? Об акциях протеста в Москве и Донецке 27 июля. И не только

Бить или не бить? Об акциях протеста в Москве и Донецке 27 июля. И не только

Акция протеста, состоявшаяся в минувшую субботу в центре Москвы, вызвала большой интерес даже у тех людей, кто, в общем-то, довольно равнодушен к политике как таковой, тем более, к столичным  выборам.

Она породила бурные обсуждения: кому-то (и, прежде всего, украинским политэмигрантам, осевшим в Москве) мерещится тяжёлая поступь майдана, они со всех своих страниц в соцсетях вещают о скором его наступлении; кто-то расценивает акцию, как протест против действий московского избиркома, отказавшего в регистрации независимым кандидатам; кто-то, как очередной митинг против власти в целом. Право на жизнь имеют разные версии, потому что, кто-то, действительно, вышел на улицу, обуреваемый возмущением от действий столичных властей, а кто-то не преминул этим воспользоваться, чтобы повернуть протест в «нужное» русло – и вот уже толпа требует отставки мэра Собянина. Но, кто бы что не кричал, акция прошла мирно – протестующие не били, как в Париже, витрины магазинов, не переворачивали автомобили, не лезли в драку с полицией, одним словом, не делали ничего из того, за что к ним можно было бы применить грубую силу. Но сила была применена, применена довольно жёстко, если не сказать жестоко. И это также вызвало всплеск обсуждений, самым распространённым из которых было знаменитое «дави его, б…!». Комментаторы на различных платформах в соцсетях призывали покрепче да побольнее бить протестующих – мол, нечего их жалеть! Редкие голоса здравомыслящих людей тонули в хоре жаждущих насилия. Но понимают ли те, кто призывают к насилию в отношении инакомыслящих, что точно такой же жертвой насилия рано или поздно станут они сами?

…Дизайнер Константин Коновалов, к слову, автор логотипа московского метро, вышел на утреннюю пробежку. Парк Осипа Бове, в котором он обычно бегает, в этот день в связи с предстоящим митингом был закрыт.

«Я подумал: ладно, побегу просто по улице. Я побежал по Успенскому переулку, а потом подумал: ну, раз сегодня митинг, сбегаю посмотрю, что там происходит на Тверской. Там начали собираться полицейские, вроде бы никто ничего не перекрывал, и я свободно бегал свои пять километров в той зоне. И периодически, когда я видел какой-то интересный кадр, очень много полувоенных машин, я останавливался и их фотографировал: за всю пробежку сделал десяток фотографий», - рассказывает он свою историю в СМИ.

Когда Коновалов уже повернул к дому, его неожиданно задержали. Что послужило причиной этому, он сам до сих пор не знает, предполагает лишь, что ОМОНу не понравилось то, что он делал фото и при этом бегал.

«Когда я уже завершал пробежку, вдруг на меня сбоку начали выпрыгивать омоновцы, повалили меня, раздавили мне наушник, стали скручивать руки-ноги. Я им кричал, что я никуда не убегаю, а они мне в ответ: "Тогда зачем бежал?". В общем, схватили, понесли лицом вниз, я чуть ли не носом задевал плитку, принесли на какое-то другое место на тротуаре, опустили и начали сжимать, загибать руки до боли и что-то с ногами делать. Я не очень понимал, что происходит, потому что было очень больно. Они меня обезвреживали, как какого-то террориста: на меня навалилась куча людей. У меня до сих пор болят руки и спина. Потом меня запихнули в автозак, я просил медицинскую помощь, потому что почувствовал, что что-то с ногой. Мне медицинскую помощь никто не предоставил», - продолжает он.

В травмпункте, куда после долгих препирательств доставили мужчину, выяснилось, что силовики при задержании сломали ему ногу. Шесть недель Коновалову предстоит провести в гипсе, бегать он сможет не ранее чем через полгода.

Фотография задержания «террориста» обошла все СМИ и соцсети.

Александра Парушина​,​ муниципальный депутат московского округа Хамовники, пострадала в Брюсовом переулке. По словам женщины, представители Росгвардии явно были не настроены бить людей, вскоре их отозвали. На смену им пришёл ОМОН с дубинками.

«Я спросила одного из омоновцев: "Неужели вы будете нас сейчас бить?" Омоновец ответил мне гробовым молчанием. В какой-то момент они стали устраивать в толпе страшную давку. Получается, угроза Собянина, что на этой акции вы не будете в безопасности, проявила себя полностью, но только со стороны правоохранительных органов. Именно они создавали опасность для здоровья и жизни людей. В ход пошли дубинки. На видеозаписях видно, что они бьют по головам. Я оказалась спиной к омоновцам, удар по голове пришелся сзади. На минуту, видимо, я потеряла сознание, плохо помню, что происходило. Меня подняли. Вроде бы сами омоновцы предложили меня отвести к врачу, я отказалась. Я была в полнейшем шоке, из меня лилось огромное количество крови. Я даже не могла понять, откуда столько крови: потом выяснилось, что ею была пропитана не только майка, но и, простите, белье. Как объяснили врачи, на голове большое количество сосудов», - рассказывает она в СМИ о событиях того дня.

В НИИ Склифосовского, куда доставили Парушину, женщине поставили диагноз – сотрясение мозга.

Фото окровавленного мундепа с перебинтованной головой также обошло все СМИ.

Несоразмерное применение силы (а эти люди никак не угрожали силовикам, тем более, государственной власти – в конце концов, Парушина сама является депутатом) вызвало странный восторг в соцсетях, и, прежде всего, у украинских политэмигрантов и им сочувствующих.

Так, украинский журналист, больше года просидевший в украинской же тюрьме, радовался, призывая усилить избиение. Украинский журналист стал жертвой произвола ушедшего режима Порошенко. Вся «вина» его состояла в том, что он хорошо относился к России, сочувствовал жителям республик Донбасса и не боялся высказывать своё мнение вслух. За это он был признан «террористом» и брошен в тюрьму со статьёй, предусматривающей наказание в 15 лет лишения свободы. Но обвинение было настолько нелепым, что через год он был выпущен на волю. Теперь, пребывая на свободе, сам пострадавший от репрессивного государственно аппарата, он одобряет аналогичные действия в отношении других. Его посадили ни за что – это плохо, москвичей бьют за аналогичное «преступление» - это очень хорошо, наподдайте-ка им сильнее!

Вы, наверное, скажите – ну всё верно, этот журналист пострадал от майданной власти на Украине, теперь не хочет, чтобы такое случилось в России! Правильно он всё говорит!

К сожалению, нет. Маховик ненависти, уж если он раскручен, работает везде одинаково, и политические взгляды тут не при чём. У тех, против кого этот журналист, якобы, выступает – московских либералов – точно такие же установки: когда бьют своих – это очень плохо и преступно, бить же «чужих» можно без зазрения совести, да что там бить – убивать!

Автору текста довелось пообщаться с двумя представительницами московской либеральной интеллигенции. Одна – очень известная правозащитница, можно сказать, потомственная правозащитница. Другая – достаточно известная журналистка с большим количеством читателей и подписчиков в соцсетях. Обе – очень культурны и начитаны, красиво говорят и выглядят. Обе считают себя очень гуманными и заботящимися о правах человека. Обе - сторонницы майдана на Украине, и, в целом, западных ценностей и мировоззрения. Мой разговор с ними был просто прекрасен, интересен и интеллектуален, пока мы не споткнулись о Донбасс. Споткнулись – и наше общение прекратилось. Правозащитница убеждала меня, что в своё время Путин очень жестоко подавил чеченцев, было разрушено много домов, Грозный стёрт с лица земли. Я ответила, что поддерживаемый ею Порошенко (тогда ещё президентом Украины был он), поступает намного хуже, буквально истребляя население Донбасса и уничтожая регион. Она стала вяло со мной спорить, пытаясь доказать, что это не одно и то же, а потом, когда я показала ей фото разбитых посёлков и искалеченных людей, просто перестала со мной общаться. И мой вопрос: «Так что, жителей Донбасса, по вашей логике, можно убивать?» - остался без ответа.

Журналистка была более категоричной и заявила, что «они сами Путина позвали, пусть теперь получают!». На чём общение также прекратилось.

К слову, и одна и другая ходят на все протестные митинги в Москве, молодая журналистка не раз получала по голове и другим частям тела полицейской дубинкой (до крови дело, правда, не доходило). Обе клянут «режим» и его силовиков. Но точно так же, как и пострадавший от украинского произвола журналист, совершенно не возражают против того, чтобы убивали тех, кто не разделяет их взгляды. Политические предпочтения этих людей разнятся, журналист – типичный «охранитель», правозащитница и её подруга – «либералки». Однако, и он, и они одинаковы в своей сути – они готовы разрешить и поддержать насилие в отношении несогласных. И вот это внутреннее роднит их и объединяет гораздо больше, чем какие-то поверхностные политические взгляды, которые, к слову, очень легко можно поменять и подстроить под изменяющиеся реалии.

К сожалению, в ДНР дела обстоят ровно также. Многих жителей республики основательно потрясло желание властей вернуться в состав Украины на условиях то ли автономии по-медведчуковски, то ли особого статуса по-мински. Власти развернули флешмоб, прикрываясь молодыми людьми, якобы выступившими его инициаторами. Собрали один миллион подписей…ну как, собрали… нарисовали самым откровенным образом, и попытались это выдать за мнение людей. Несогласные с таким подходом решили провести митинг, и заявить о своём взгляде на происходящее. Мероприятие назначили на 27 июля, митинг, якобы, был согласован с донецкой мэрией. Вечером 26 числа стало известно о том, что на площади Ленина – предполагаемом месте проведения акции – состоятся спортивные соревнования. Организаторы (а это активисты «Русской Весны» 2014 года) митинг отменили, сообщив об этом в соцсетях. Но кое-кто всё же пришёл. Получился небольшой народный сход. По слухам, власти, опасаясь собственного народа, вооружили пару известных подразделений. Слухи так и остались бы слухами, если бы их не подтвердили провластные блогеры в Телеграме.

«Пля, какое же разочарование, пятую колонну в Донецке не расфасовали по автозакам. Все ж было приготовлено, титушки родные из ДНД, менты родные в засаде, родные сознательные граждане прогуливаются рядом», - сокрушается провластный блогер. Провластный!

Взгляните на «пятую колонну» по-донецки.

Таким образом, те, кто создал ДНР, кто отстоял её с оружием в руках, теперь объявляются «пятой колонной», которую необходимо «фасовать по автозакам». Ну что, комментаторы, призывающие к насилию, в этом случае тоже предложите наподдать посильнее этим «сепарам»? А то, ишь-ты, власть сказала «особый статус», значит, «особый статус», а они тут «лодку качать» удумали!

А ведь всё это – звенья одной цепи. И украинский журналист, пострадавший от насилия режима Порошенко, и либеральные москвички, пострадавшие от дубинок полицейских, и даже донецкая власть, пострадавшая от украинских обстрелов – все они с радостью призывают бить других, тех, у кого иные взгляды, тех, кто не такой, как они. Насилие может применяться только в одном случае – когда действия протестующих (любых взглядов) становятся агрессивными, когда начинается крушение всего вокруг, когда протестующие становятся агрессорами. Вот тогда – да. Кстати, на киевском майдане, когда протестующие стали кидать в «Беркут» брусчатку и коктейли Молотова, насилие было остро необходимо, власть была обязана отреагировать и взять ситуацию под контроль. Но она этого не сделала. Результат известен. Но во всех иных случаях, когда люди просто выходят высказать своё мнение о чём-то – будь-то несогласие с недопуском к выборам оппозиционных кандидатов в Москве, или несогласие с разрывом отношений с Россией и войной в Донбассе в Киеве, или несогласие с «особым статусом» в составе Украины в Донецке – никто, ни власть, ни, прости Господи, её титушки, не имеют права бить людей. Никогда.

…А что касается тех, кто с радостью призывает «наподдать посильнее» любому несогласному, должны помнить, что когда резиновая дубинка полицейского опустится на их голову, поздно будет вопрошать сакраментальное: «А меня за что?!». Ратовали за насилие над другими? Будьте готовы пережить его в отношении себя. Даже, если вы просто пробегали мимо.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ