информационное агентство

BLM и итоги правления Роберта Мугабе. «Народ-пулемёт», который нечем заряжать

21.11.20      Павел Волков
BLM и итоги правления Роберта Мугабе. «Народ-пулемёт», который нечем заряжать

Три года назад, 21 ноября 2017 года, через несколько дней после того, как военные вывели бронетехнику на улицы столицы Зимбабве Хараре, бессменный президент африканской республики Роберт Мугабе подал в отставку. В тот момент ему было 93 года. Мугабе с оружием в руках боролся за свободу своего народа, а затем 37 лет пытался создать в Зимбабве общество социальной справедливости, но оставил страну в такой же разрухе, нищете и экономической зависимости, как получил.

Черный рыцарь Зимбабве

В 90-е гг. XIX века при содействии небезызвестного Сесила Родса войска Британской Южноафриканской компании (ЧВК того времени) вошли на территорию современного Зимбабве, превратив её в свои частные угодья под названием Южная Родезия. В 1922 году белые поселенцы провели референдум, и Южная Родезия стала колонией Британской империи. Мнением лишённого каких-либо прав местного населения, естественно, не поинтересовались. До конца Второй мировой войны Великобритания выкачивала богатства африканской страны, а затем белые жители колонии потребовали полной независимости, чтобы заниматься этим самостоятельно. Лондону идея, конечно, не понравилась, но колониальная система разваливалась, остановить процесс сил никаких не было, и британское правительство придумало хитрый ход — независимость в обмен на передачу власти чёрному населению. Чернокожие обрадовались, а белые — не очень, поскольку власть — это деньги. Какой толк от независимости, если раньше их получала Британия, а теперь получат аборигены?

В итоге в 1965 году премьер Ян Смит в одностороннем порядке провозгласил независимость, а в 1970 году провозгласил Южную Родезию республикой. Правда её никто не признал, а свобода на деле обернулась лютой расовой сегрегацией. Борьбу с апартеидом возглавил лидер Африканской национально-освободительной армии Зимбабве Роберт Мугабе. Партизаны действовали так лихо, что в 1979 году белое правительство было вынуждено согласиться на временную передачу власти британскому губернатору и проведение всеобщих выборов. В 1980-м на них победил Африканский национальный союз Зимбабве, а Роберт Мугабе стал президентом.

Естественно, расовая дискриминация сходу исчезнуть не могла, потому что богатство и влияние продолжало оставаться у белых, а большая часть населения прозябала в тотальной нищете. Чтобы хоть немного выровнять ситуацию Мугабе провёл крупную национализацию и взял внешние кредиты. Средний уровень жизни в стране и влияние Зимбабве (именно так переименовали Южную Родезию) в регионе начале расти. В 1987 году там даже провели саммит Движения неприсоединения, а в 1991 году — саммит стран Британского Содружества и королева посвятила Роберта Мугабе в рыцари.

От побед к катастрофе

Однако в 90-е все надежды на благополучие и справедливость рушатся. Поскольку пришло время возвращать займы, а денег на это не хватало, МВФ навязал Зимбабве так хорошо известные на Украине либеральные реформы. Их реализация обыкновенным образом привела к дикому обесцениванию национальной валюты, закрытию предприятий, росту безработицы и как результат — сильному снижению налоговой базы, что перевело экономический коллапс в состояние цепной реакции. Ужас произошедшего усугубила засуха 1992 года. Для преимущественно аграрной страны она стала катастрофой и привела к голоду. Большая часть земель всё ещё находилась в руках старых белых господ, и для того, чтобы задобрить бунтующих ветеранов национально-освободительной войны Мугабе решает передать землю безземельным крестьянам и чернокожим жителям трущоб — бидонвилей. Принятая программа предполагала предварительный выкуп государством земли у белых фермеров. Для этих целей у Британии был взят кредит на 37 млн фунтов стерлингов. Получилось всё откровенно плохо. Десятилетиями находившееся в угнетённом состоянии население не умело грамотно вести хозяйство. В итоге ряд крупнейших ферм просто были разрушены, а другие, по некоторым данным, заполучили никакие не чернокожие бедняки, а состоятельные оппозиционеры (пробившиеся наверх экс-соратники Мугабе по антиколониальной борьбе).

Напряжённость в стране нарастала, проблемы не решались. В 2000-м Мугабе инициировал референдум в целях увеличения президентской власти, но из этой затеи ничего не выходит. Начинаются репрессии против оппозиции. И тут Лондон снова протягивает традиционную «руку помощи», отказавшись от финансирования земельной реформы под предлогом того, что злые колониалисты были давно, а мы, демократы, не отвечаем за злодеяния своих дедов (и вообще, в парламенте половина ирландцев, которые тоже пострадали от колониализма). Раз для выкупа земли нет средств, а земля нужна, лихие ветераны национально-освободительной войны начали их просто отнимать, без выкупа, часто совершая насилие и даже убивая.

Президент Мугабе, который 20 лет пытался создать в нищей и отсталой стране с вековой традицией расовой сегрегации хоть что-то похожее на гражданское общество с так называемым общественным договором, не доволен, но не может пойти против главной опоры режима и поддерживает самозахваты. Неудивительно, что страна лишается остатков сельского хозяйства (к 2007 году падение с/х на 51%, промышленности — на 47%) и начинает импортировать зерно. К 2003 году половина страны живёт за счёт продовольственной помощи. Требуется всё больше и больше денег. И что остаётся делать правительству Зимбабве? Только включать печатный станок, а это инфляция, которая в 2008 году по разным оценкам колебалась от 231 млн % до 471 млрд %. Госдолг превысил 131% ВВП, а сам ВВП упал почти на 18%. Закрылись административные учреждения, школы и больницы.

Ради выхода из кризиса в 2008—2009 гг. в Зимбабве сформировали коалиционное правительство — Мугабе остался президентом, а пост премьера занял оппозиционер Морган Тсангвараи. Обновлённая власть в рамках программы краткосрочного экономического восстановления отказалась от национальной валюты. Хотя, как сказать отказалась. Когда из-за рекордной инфляции в оборот ввели купюру в 100 трлн зимбабвийских долларов, народ сам перестал ею пользоваться за бессмысленностью. Основной валютой стал американский доллар, а разменной — рэнд ЮАР. Это позволило стабилизировать экономику и даже через несколько лет дать рост ВВП в 11,9%, но снова вогнало Зимбабве в полную внешнюю зависимость.

«Мой народ — мой пулемёт! Зимбабве больше никогда не станет колонией!», — провозглашал Мугабе на одном из митингов в то время, но пулемёт нужно заряжать патронами, патроны стоят денег, а деньги африканской республики стало выдавать казначейство США.

Осень патриарха

На выборах 2013 года «народ-пулемёт» снова проголосовал за Роберта Мугабе, но настоящие пулемёты были совсем не у народа. Вечером 14 ноября 2017 года военные заняли здание главного государственного телеканала и вывели на улицы столицы бронетехнику. 15 сентября была взята резиденция президента и переворот завершился. Правда в самой армии тут же заявили, что никакого переворота нет, Мугабе остаётся у власти, а задержаны лишь те лица из правительства, «которые совершают преступления, вызывающие социальные и экономические страдания». Оно и понятно: во-первых, личное уважение военных к лидеру войны за независимость было крайне высоко, а, во-вторых, они не хотели усложнять и без того непростое положение Зимбабве на международной арене. Так что с одной стороны действительно произошёл госпереворот, а с другой, мировое сообщество отреагировало на него крайне вяло, чего и требовалось.

Одного не ожидали военные — что 93-летний президент откажется уходить. Тогда пришлось сделать две вещи — провести массовый митинг за отставку Мугабе и заседание правящей партии, где проголосовали за отзыв его с поста президента и первого секретаря. Но крепкий старик и тут не растерялся. 19 ноября он выступил по телевидению, где вместо заявления об отставке публично проигнорировал решение ЦК партии, поскольку съезд «грубо попрал партийные правила и процедуры». Все ещё раз очень удивились и запустили процедуру импичмента. Мугабе назначил на утро 22 ноября заседание правительства, но, когда на него явились только 5 министров и генпрокурор, а остальные 17 министров отправились на заседание парламента об импичменте, президент наконец понял, что пора подавать в отставку.

УУход Мугабе не принёс счастья народу Зимбабве, потому что дело совсем не в фигуре, занимающей высший пост. Во время следующих выборов начались демонстрации недовольных, их жёстко разгоняли, а митингующие в ответ бросали камни в полицию и жгли автомобили. Для усмирения протестующих на улицы ввели армию и разрешили использовать боевые патроны. Погибли люди.

А прогресса в экономике как не было, так и нет. Видимо, исключительно в гуманитарных целях, через несколько дней после выборов Дональд Трамп продлил санкции против Зимбабве.

Может сложиться такое впечатление, что эта история о бессмысленности борьбы за свободу, независимость и равноправие. И всё же, при Роберте Мугабе было законодательно гарантировано «всеобщее бесплатное начальное образование и питание в школах», в 1989 году в Зимбабве подписали Харарскую декларацию прав человека, в 1991 году ратифицировали Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в 2002 году был открыт Женский африканский университет и многое-многое другое. Для нас, родившихся в СССР и даже в постсоветских странах всё это кажется естественным. Но так не было в колониальной Африке. А на вопрос о том, почему к нынешнему времени Зимбабве не превратилась в Германию или Францию, пожалуй, лучше всего ответит один из героев Фицджеральда: «У неё были другие «стартовые условия».

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ