информационное агентство

Коломойский и «ПриватБанк» — до развязки ещё далеко

30.03.20      Денис Гаевский
Коломойский и «ПриватБанк» — до развязки ещё далеко

Киев продолжает переговоры с МВФ о выделении новых кредитных траншей. Условия МВФ известны — принятие законов о земле и о невозможности возврата национализированных банков предыдущим владельцам (как его принято называть в СМИ, «антиколомойского закона»).

На данный момент между группами влияния во власти идут активные торги относительно этих законов. Президент Зеленский созывает внеочередное заседание Верховной Рады на 30 марта, но неизвестно состоится ли оно в принципе. Во-первых, положенный срок в 48 часов, за которые аппарат Рады должен официально уведомить депутатов о внеочередном заседании, не выдержан. Во-вторых, не факт, что соберется кворум для открытия заседания, поскольку многие депутаты просто-таки опасаются приходить в парламент из-за заражения коронавирусом ряда коллег. Не говоря уже о том, что необходимых за принятие обоих законов 226 голосов может и не быть.

Так называемый «антиколомойский закон», а если быть точным законопроект №3260 «Об внесении изменений в законодательные акты Украины относительно усовершенствования некоторых механизмов регулирования банковской деятельности» внесен в парламент 24 марта. Он готовился совместно Минюстом Украины с экспертами МВФ. Несмотря на то, что законопроект принято называть «антиколомойским», невозможности вернуть национализированные банки в частные руки посвящено лишь несколько абзацев. Законопроект насчитывает 53 страницы, и значительная часть его положений направлена на усиление регуляторных полномочий Нацбанка. Фактически законопроект задним числом легитимизирует многочисленные действия регулятора, которые осуществлялись в 2014-2016 годах, когда банковская система лишилась почти половины банков, обладавших активами на более чем 400 млрд грн, на чем серьезно заработало окружение Порошенко (пускай даже часть банков действительно представляли собой конвертационные центры и крайне сомнительные финансовые учреждения, которые следовало выводить с рынка).

Под лозунгами очищения банковской системы, необходимости перехода к плавающему валютному курсу и таргетирования инфляции, хорошо понятными мировому финансовому сообществу, руководство НБУ при Порошенко на самом деле преследовало совершенно иные цели. Прежде всего, поставить под контроль тогдашней власти банковскую систему, которую можно использовать для покрытия бюджетного дефицита (когда государственные банки принуждают к выкупу эмитированных Нацбанком и Минфином долговых обязательств) и льготного кредитования собственных бизнес-проектов.

Кроме того, решалась задача выбить финансовую базу из-под неудобных власти финансово-промышленных групп. Помимо Коломойского, в эпоху Порошенко своих банков лишились Фирташ, Новинский, Жеваго, Бахматюк и ряд других олигархов калибром помельче.

Выводя банковскую систему из-под контроля крупного национального капитала, власть Порошенко вела подготовку к передаче ее в руки транснационального капитала. Хотя успехов на этом поприще достичь не удалось, и даже давно анонсированные сделки по вхождению Международной финансовой корпорации и ЕБРР на правах миноритарных акционеров в государственные «Укргазбанк» и «Ощадбанк» соответственно застопорились.

Если говорить конкретно о «ПриватБанке», то его национализация в конце 2016 года была вызвана двумя ключевыми причинами. Во-первых, в условиях сужения ресурсной базы в стране и наличия личного конфликта между Порошенко и Коломойским последнего было решено отсекать от финансовых потоков. Здесь необходимо вспомнить, что после Евромайдана «ПриватБанк» был одним из крупнейших реципиентов выделяемого Нацбанком рефинансирования – часть денег, помимо целевого использования, направлялась на валютный рынок (что стало одним из причин обвала гривны в 2014) и выводилась на подставные фирмы Коломойского.

Во-вторых, на балансе «ПриватБанка» находились акции рейтингового телеканала "1+1", который Порошенко планировал прибрать к рукам. После победы Зеленского на выборах весной 2019 Коломойский так и говорил: «Порошенко проиграл выборы, потому что у него не было "1+1"». Примечательно, что в феврале нынешнего года Игорь Суркис, бизнес-партнер Коломойского, владелец футбольного клуба «Динамо», соакционер телеканала "1+1" (доля в 24,6% акций) подал иск против Порошенко и Гонтаревой в Высокий суд Лондона с требованием к экс-президенту компенсировать средства за невыполненные условия соглашения, по которому тот должен был купить долю в "1+1".

Когда «ПриватБанк» был национализирован, с Коломойским было достигнуто соглашение, что к середине 2017 года он покроет убытки государства, связанные с переходом банка в государственные руки – они оценивались в 150 млрд грн. Однако олигарх обязательства не выполнил, а начал судебные тяжбы по признанию национализации «ПриватБанка» незаконной. Обе стороны – Нацбанк и Коломойский – привлекали на свою сторону международных аудиторов, которые подтверждали правоту «своей» стороны. Дело даже не столько в ангажированности, сколько в том, что опытный финансист способен консолидировать бухгалтерскую отчетность так, чтобы предоставить требуемые аргументы каждой стороны. Славящийся умением работать с судами даже в условиях неблагоприятной политической конъюнктуры Коломойский выиграл за последние годы несколько промежуточных судов по вопросу национализации «ПриватБанка» - как при Порошенко, так и в первые месяцы президентства Зеленского. Несмотря на то, что эти решения не открывали прямую дорогу к возврату «ПриватБанка», Коломойский тем самым создавал для себя переговорную позицию – к примеру, возможность разменять отказ от споров за возвращение банка на отказ власти от новых исков по возмещению государственных убытков либо на представление каких-либо бизнес-преференций.

Эпидемия коронавируса актуализировала вопрос внешнего финансирования Украины. МВФ еще с осени – начала зимы прошлого года, когда появилась информация о возможности Фонда открыть кредитную линию Киеву на $5,5 млрд, требует принять «антиколомойский» закон. До поры до времени президент Зеленский «петлял», имея, видимо, определенные обязательства перед Коломойским, однако пандемия ставит вопрос ребром. Конечно, существует опция объявить мораторий на выплату внешних суверенных долгов ввиду глобального форс-мажора и начать реструктуризацию в диалоге с кредиторами, однако, по всей видимости, у правящего класса Украины недостаточно политического воли для этого.

Впрочем, не сказать, что ситуация для Коломойского однозначно проигрышная. Если закон сумеют продавить каким-то образом на досрочном заседании Рады 30 марта, то это будет возможно только с существенными процедурными нарушениями, которые станут отменным основанием для того, чтобы оспаривать закон в Конституционном суде. Помимо несвоевременного уведомления депутатов о внеочередном заседании и невыдержанном сроке для регистрации и рассмотрения альтернативных законопроектов (их уже внесли близкие к Коломойскому депутаты), существует еще ряд других нарушений регламента Верховной Рады.

Помимо этого, даже после принятия закона юристы Коломойского наверняка найдут зацепки для того, чтобы судиться уже не за возврат банка, а за компенсации и обнуление долгов олигарха перед государством, которые понесло убытки при национализации «ПриватБанка». Отметим, что последние судебные иски стали успешными для Коломойского. Так, в январе нынешнего года Верховный Суд Украины запретил взыскать залоговое имущество связанного с Коломойским ООО «Гаджибей», которое выступило залогодателем по кредиту рефинансирования «ПриватБанка» в 2014 году (сумма – 20,9 млн грн). В марте Северный апелляционный хозяйственный суд назвал обоснованными претензии принадлежащего Коломойскому Никопольского завода ферросплавов на 22 млн грн к «ПриватБанку». Понятно, что это незначительные суммы, но здесь важна сама тенденция.

Наконец, даже принятие закона не означает его автоматическое вступление в силу. Напомним, что при национализации «ПриватБанка» Рада приняла закон о государственных гарантиях для его вкладчиков в качестве одно из инструментов противодействия банковской панике. Однако Порошенко не подписал этот закон – не то что в оговоренные законодательством сроки, а до конца своей каденции. Возможно, эту тактику возьмет на вооружение Зеленский, который всегда старается понравится всем, и не хочет ухудшать отношения ни с МВФ, ни с Коломойским. То есть, Киев может потребовать гарантий от МВФ выделить транш немедленно после голосования в Раде, еще до вступления в силу законов, а потом их подписание будет всячески затягиваться.

Собственно, в истории с «ПриватБанком» до финальной точки еще очень далеко. Коломойский, обладая большой командой квалифицированных юристов, не из тех, кто так просто отступит.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ