информационное агентство

Лукашенко скрывает правду. Медики Витебска увольняются из больниц из-за массовой пневмонии

04.04.20      Елена Ничук
Лукашенко скрывает правду. Медики Витебска увольняются из больниц из-за массовой пневмонии

По официальным данным в Белоруссии на сегодняшний день коронавирусом заражено 440 человек, пять из них скончались. Однако соцсети наводнены сообщениями о том, что эта статистика сильно занижена, врачи готовы говорить только анонимно, а Витебск, тем временем, становится эпицентром новой болезни.

Несмотря на внушительное число заболевших людей, президент Беларуси Александр Лукашенко не закрывает границы, не отменяет массовые мероприятия, работу в режиме удаленного доступа не вводит, школьников на домашнее обучение также не отправляет. Вместо этого глава государства предлагает свой собственный арсенал средств лечения: посидеть у костра и подышать дымом, сходить в сауну, заняться хоккеем, поработать на тракторе, съесть сливочное масло и употребить водочку.

Тем временем, в интернете можно найти совсем другую информацию. Так, жители Витебска пишут в соцсетях, что их город, возможно, стал очагом инфекции.

«В Витебске аномальная вспышка какого-то заболевания. Тесты у людей не берут или берут как-то очень странно, их теряют, что-то с ними происходит. Поэтому непонятно, коронавирус это или нет. Ставят диагноз двусторонняя пневмония, ОРВИ либо бронхит. То, что таких людей очень много и многие заболевают целыми семьями - факт. Cложно сказать, сколько заболевших на данный момент, но уже понятно, что их точно несколько сотен. Все больницы Витебска забиты больными такой странной двусторонней пневмонией, и многие люди находятся в тяжелом состоянии», - говорит гражданская активистка из Витебска Ольга Карач.

Женщина утверждает, что среди заболевших очень много медработников, однако рассказывать о ситуации открыто они боятся – им грозит увольнение или ещё более серьёзные неприятности.

«Сейчас очень много медиков, которые сами болеют. Кто на ногах, кто в тяжелом состоянии. Есть медики, которые очень сильно напуганы и даже кладут заявление об увольнении на стол. Но люди рассказывают об этом анонимно. Одна врач скорой помощи рассказала публично о том, что ситуация начинает выходить из-под контроля. После публикации ее вызывали в прокуратуру. Я с ней общалась. Понятно, что все, кто еще хотел говорить, теперь очень сильно напуганы, боятся репрессий и поэтому молчат», - говорит она.

Врачом, рассказавшим о ситуации открыто, является Наталья Ларионова - врач-лаборант из Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи.

«Врачи давно стали поступать в больницы с воспалением легких. Все, кто контактировал с той итальянской делегацией, с Мартыновым. Тогда закрыли диагностический центр, врачи стали уходить на самоизоляцию, а потом уже поступать и в стационары. Я знаю, что заболел мой начальник, что он просто находился на работе, когда Мартынова на КТ привезли. Он на прошлой неделе лежал в очень тяжелом состоянии, в инфекционной больнице, чуть говорил. С воспалением легких лежал врач, который делал компьютерную томографию Мартынову. Он работал в нашей больнице. Мне позвонила знакомая и сказала, что в железнодорожной больнице врач, которую поставили руководить потоком больных, сейчас лежит в реанимации с воспалением легких. Еще два заведующих реанимацией из областной больницы — тоже воспаление легких. Это я знаю только врачей, а там ведь еще есть медсестры, их больше», — говорит врач. Причиной вспышки инфекции в городе, по ее словам и мнению многих других жителей города, является делегация местной обувной фабрики, которая в конце февраля побывала в Италии по обмену опытом. Несколько десятков человек вернулись в Белоруссию в начале марта, они свободно перемещались по городу и общались, с кем хотели. Местные жители считают, что именно эти люди стали разносчиками инфекции.

«Уходят очень многие пенсионеры, им дают спокойно уйти, без всякого. Пишут заявление — никто не держит. Это в Орше и в Витебске. Им говорят: мы вас понимаем», — продолжает Ларионова. Тем не менее, Наталья говорит, что средства индивидуальной защиты в больницах пока есть, а вот в аптеках уже нет. Правда, одноразовых медицинских масок в больницах немного, в основном медики пользуются марлевыми.

«Респиратора я не видела ни одного. У нас в отделении, в основном, ходят все в марлевых, марлевые и в продаже. В Орше я была в трех аптеках, там не было ни одной маски. Вся Орша без масок вообще ходит, все там бесстрашные: мероприятия проводятся, в школах какие-то лагеря, какие-то там олимпиады, все работает. Но народ притих. У них тоже слегли врачи, люди уже начали ложиться в больницы.

Маски одноразовые нам выделили в отделение, по-моему, сто штук. Старшая раздала и сказала: больше не будет. Это было на прошлой неделе в пятницу. Я выпросила одну и везде в ней ходила все эти дни. У нас народ ходил в марлевых. Ну, марлевая маска — это смешно», — вспоминает она.

Это интервью врач дала в конце марта, а уже в начале апреля на нее посыпались обвинения в клевете, и утверждения, что она не работает в больнице. В подтверждение своего существования женщина выложила в одном из белорусских телеграм-каналов свои фото и трудовую книжку.

После проблем, которые возникли у Ларионовой с прокуратурой, другие витебские врачи говорят с прессой теперь только анонимно.

«Четыре больницы в городе были переоборудованы для лечения пневмонии: туберкулезный диспансер, кожно-венерологический диспансер, 1-я городская больница и бывшая железнодорожная. Все они заполнены пациентами с пневмонией. Инфекционная больница теперь работает только для контактов первого уровня. Карантинные люди просто лежали там, они не брали других пациентов. Проблема заключалась в том, что они не принимали с кишечной инфекцией - ни взрослых, ни детей. И эта кишечная инфекция, вместо того, чтобы быть изолированной в одной больнице, распространилась на разных людей: дети пошли в детскую больницу, а взрослые - в бывшую железнодорожную. В железнодорожной больнице был период, когда они были помещены в карантин из-за кишечной палочки, так как эта больница не была предназначена для кишечных пациентов. Грубо говоря, в конце коридора есть общий туалет, что невозможно при кишечных инфекциях. Одна медсестра для всей палаты - они просто не могли справиться со всем, как бы ни старались. Туберкулезный диспансер закрыт под пневмонии, но нет отделения реанимации и аппаратов искусственной вентиляции легких. Кожно-венерологический диспансер закрыли под пневмонии, но это страшно, потому что нет даже распределения кислорода. Если при туберкулезе все еще возможно обеспечить кислородом пациента, то в кожно-венерологическом они даже не могут получить такую помощь. То есть, если им станет хуже, их куда-нибудь перевезут. И транспорт не добавляет здоровья таким людям. Пневмония очень высока в Витебске. Как минимум в 2-3 раза больше чем обычно. Я помню эпидемию 2009 года, когда у нас был свиной грипп, это было не так, потому что у нас было 4 больницы, закрытые от пневмонии. То есть каждая реанимация как-то справлялась. Но чтоб все больницы были закрыты, такого не было», - рассказывает местный доктор на условиях анонимности белорусским СМИ.

«Реаниматологи работают на износ. Раньше отделение интенсивной терапии занимало 6 коек, теперь оно распространилось на весь этаж. Операционная закрыта - есть пациенты, которым требуется вентиляция и кислород. Все запланированные операции были отменены, это даже не обсуждается. В детской больнице четыре отделения отдали под пневмонию. Нельзя сказать, что дети не болеют, но они болеют гораздо легче. В детской комнате нет детей на ИВЛ. Но они больны, они носители. А то, что мы сейчас открыли детские сады и школы, катастрофично. В настоящее время железнодорожная больница не принимает пациентов, перепрофилируют и больницу скорой помощи. Его терапевтический корпус будет закрыт для пневмонии. И единственная больница, которая может оказать неотложную помощь хирургическим, кардио - невропациентам - это областная больница. И там полторы тысячи коек. Я не знаю, как выживут эти бедные доктора», - продолжает доктор свой рассказ.

Доктор утверждает, что цифры заболевших, как минимум, в два раза выше, чем показывает официальная статистика. Врачам не дают писать в заключении даже пневмонию, просят зашифровывать диагноз, чтобы не портить статистику.

«В реанимации люди умирают от пневмонии, но нам не всегда дают ставить диагноз «пневмонии» у умерших пациентов. На административном уровне, говорят, «нет, и все, зашифруйте по-другому, чтобы не испортить статистику». Хотя нам будут рассказывать о тракторе, сауне и всем остальном с трибуны, у нас не будет ничего хорошего с точки зрения карантинных мероприятий. Ввести карантин - это подписать указ. И все наши руководители боятся, потому что их в любом случае накажут за это потом», - подытоживает врач, указывая, что ситуация пущена на самотек на самом верхнем этаже власти, а нижестоящие чиновники попросту боятся брать на себя ответственность и самостоятельно принимать меры.

Напомним, в конце марта президент Беларуси называл коронавирус «психозом», критиковал те страны, которые закрыли границы, и обещал рассказать «много чего интересного» после окончания пандемии.

Первой жертвой коронавируса в стране стал заслуженный артист Беларуси, актёр театра имени Якуба Коласа Виктор Дашкевич. Ему было 75 лет. И он жил в Витебске.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ