информационное агентство

Политзаключенная Дарья Мастикашева: «Меня принуждали к убийству из-за отсутствия компромата»

15.01.20      Юлия Гаврильчук
Политзаключенная Дарья Мастикашева: «Меня принуждали к убийству из-за отсутствия компромата»

Чемпионку Украины по тхэквондо, политзаключенную Дарью Мастикашеву, чьим делом за прошедшие 2,5 года с момента ее задержания озаботились не только в Европе, но и в Госдепе США, в августе 2017 года похитили вооруженные люди в масках.

Несколько дней спортсменку пытали, угрожали расправой ее матери и малолетнему сыну, если она не признается в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Чтобы выйти на волю, пусть и в рамках обмена между Украиной и народными республиками Донбасса, Дарье пришлось признать свою вину во вменяемом ей абсурдном обвинении - подготовке терактов в Москве и других городах России с помощью украинских граждан, бывших участников АТО.

«Антифашист» публикует серию интервью с Дарьей, начиная с ужасных пыток, которые пришлось вынести женщине от рук СБУ, заканчивая ее дальнейшими планами на жизнь.

— Дарья, давайте вернемся к истокам. Что произошло 15 августа 2017 года?

— В течении всего дня я спокойно занималась своими делами, получила, например, загранпаспорт, прошла с ребенком медобследование для подготовки к школе. В 16:30 я должна была уезжать в Москву, была предварительная договоренность с перевозчиком. Однако мне позвонили, разговор был примерно такого содержания: «Здравствуйте, меня зовут Александр. Машина, на которой вы должны были ехать в 16:30 сломалась, поэтому, если вас устраивает, мы можем выехать чуть ранее, в 14:30 на другом автомобиле». Обычный разговор, никакого подвоха. Я попросила подождать меня минут 15, так как физически не успевала добраться с дачи, где находилась в то время, до стоянки в Днепропетровске, откуда должна была уезжать. Мама вызвала мне такси и примерно в 14:05 я уехала. Подъехав к трассе, меня заблокировали два автомобиля. Из переднего выбежали четверо мужчин в камуфляже и в масках с автоматами в руках, крича, что они сотрудники СБУ. В это время мне звонит мама, но телефон выпадает из рук и падает под сиденье. Они начали бить прикладами по машине, та разблокировалась, после чего меня вытащили, бросили на землю, надели наручники и полиэтиленовый пакет на голову, посадили в свой автомобиль и увезли в неизвестном направлении.

— Похитили.

— Да. Я пыталась задавать вопросы, но в ответ получала лишь удары по телу. Поняв, что ничего не добьюсь таким образом, я начала пытаться подсмотреть куда мы едем. То есть, получала удары, таким образом слегка разрывая пакет. Ехали мы в сторону Днепропетровска, перед городом меня пересадили в другой автомобиль, там находились четверо людей. Меня, как позже узнала, привезли в здание СБУ. Там включили мой телефон, поэтому этот факт был зафиксирован. Потом вывезли из города, там снова пересадили в новый автомобиль и в итоге привезли в старую заброшенную школу, где отвели вниз, в подвал. У меня были на руке часы, поэтому я знаю примерное время начала пыток, около 19:00. В подвале находились двое так называемых шестерок в масках. Вошли сотрудники СБУ, тоже в масках, но тем не менее я видела их лица и могу опознать, без лишних разговоров меня начали душить до полной асфиксии.

— Они не требовали от вас ничего, не было никаких разговоров?

— Да, они ничего не требовали, просто сразу стали душить. Когда я пришла в себя, у меня спросили: «Ты поняла, что мы от тебя хотим?». Я, конечно же, ничего не понимала, ответила «нет», они удалились. Примерно через 40 минут вновь вернулись с этим же вопросом: «Ты поняла что надо делать? Говорить будешь?». Я ответила, что ничего не понимаю, после чего начались угрозы в адрес моего ребенка и мамы. Дескать, мы сейчас их привезем, изобьем, будем резать на твоих глазах, в итоге, ты все сделаешь так, как мы скажем. Я попросила их объяснить, чего именно они вообще хотят. Мне опять не ответили, вместо этого уложили на пол, связали руки, надели на голову пакет и вновь стали душить. Данные удушения происходили 4 раза, после чего мне сказали снять одежду, чтобы не осталось никаких следов, и стали профессионально, я бы сказала, избивать кулаками. Позже мне принесли текст, написанный ручкой и сказали, что я должна прочитать его на камеру.

— Это тот текст, который позже показал тогдашний глава СБУ Василий Грицак?

— Да. Прочитав его, я сказала, что не буду это произносить. В ответ меня вновь стали душить. Как меня приводили в чувство – сказать не могу, потому что после 3, 4 раза асфиксии человек очень плохо ориентируется и соображает. В общем, после определенного момента, после новых угроз в адрес моего ребенка, мол его заберут, отправят куда-то бомжевать, где я его никогда не найду, а меня прикопают в болоте, чтобы уж точно не всплыла, я согласилась сказать всё, что им было нужно. Мне принесли мои вещи, вывели из подвала, заботливо указывая дорогу. Все это время я пыталась понять, где нахожусь – в заброшенной школе, так при СССР все подобные здания были одного типа. Смогла также увидеть два флага – «Слава Украине» и «Правый сектор». Меня отвели на второй этаж, в комнату, где стояли 5 панцирных кроватей, на которых сидели люди с автоматами, забетонированное окно, стол, стул, табуретка со стопкой книг, на которых стояла камера и белая стена. Говорят: «Записываем». Я пыталась прочесть, но была избита до такой степени, что плохо видела. Они остановили запись, мол, так не годится, ты должна была заучить всё наизусть. В общем, избиение продолжилось. После я все же прочла на камеру то, что смогла запомнить и именно эта запись была представлена Грицаком общественности 17 августа.

— Даша, вы не помните, сколько времени вас избивали, пока не заставили прочесть этот абсурдный текст?

— Сейчас попробую посчитать. Началось все около 7 вечера. После записи видео, меня вновь ответили в подвал, где заставляли убить человека. В этот момент с меня сняли часы, но могу предположить, что было около 3 часов ночи.

— Как это заставляли убить человека?

— Обычно, угрожали, водили по телу ножом и шприцом с жидкостью коричневого цвета. Сказали, что я должна убить человека. На мой вопрос «Зачем?», мне ответили, что на меня очень мало компромата, поэтому я должна подумать, а когда они вернутся, провести данную процедуру. На рассвете меня вывели из подвала, естественно, с пакетом и балаклавой на голове, посадили в машину, где сидели сотрудники СБУ и вновь куда-то повезли. К слову, эти сотрудники ни капли не стеснялись, называли друг друга по именам, общались по WhatsApp и Viber. Меня привезли к какому-то зданию, опять же указывали дорогу, вот ступеньки, вот турникет и завели в кабинет. Туда врываются два товарища, с матами мне говорят: «Ну что? Попала, дрянь?» и дают указание дальше надеть мне на голову пакет. Но в это время я слышу голос своей мамы, которая кричала, где моя дочь, которую вы незаконно удерживаете. Ей отвечают, что здесь такой нет. Мама спрашивает, как это нет, если здесь находится ее автомобиль. Позже ее по всей видимости выпроводили, а меня быстро вывели из здания и увезли в лес.

— В лес?

— Ну или в лесопосадку. По времени было примерно 10:30-11:00. До 21:00 я находилась в лесу с двумя сотрудниками СБУ, которые периодически меня избивали, чтобы я, не дай Бог, не уснула, не прилегла, а просто ровно сидела. Около 9 вечера меня опять посадили в автомобиль, проехали мы минут 15, после чего меня выкинули из машины и уехали.

— Оставили одну?

— Я так думала. Из-под пакета я увидела колесо своего автомобиля, кое-как сняла этот пакет с головы. Стоит передо мной моя машина, ключи лежат на капоте, а рядом около 10 человек. Я у них спрашиваю, где нахожусь, кто они. Ни на один из моих вопросов ответа не было. Единственное, у меня спросили, мой ли это автомобиль, я ответила - да. Открывай, говорит, будем проводить обыск. Я начала требовать постановление прокурора, суда, на каком основании будет проводится обыск, если это он и есть, где адвокат и в итоге отказалась открывать машину. Они спокойно взяли ключи, открыли авто и начали проводить несанкционированный обыск, при котором, конечно, нашли три контурные карты, флешку в чемоданчике для ноутбука… Мой ноутбук не поддерживает флешки, там даже разъема для них нет. В багажнике моего автомобиля, в запаске, на всеобщем обозрении лежал черный пакет, перемотанный скотчем. Позже экспертиза определила, что в нем находились взрывчатые вещества: 2 литра нитроглицерина, пластид, запалы, гранаты. При всем этом, если так можно сказать, обыске, видеосъемка не проводилась. Те фрагменты, которые их устраивали, были просто сфотографированы. Затем меня посадили в машину и заявили, что едем на мою дачу проводить новый обыск. Однако на развилке, остановились и решили, что я никуда не еду.

— Почему?

— Я была очень избита, если бы меня увидели мои родные… В общем, обыск проводился без меня, я в это время находилась в отделе, в том же кабинете, где была утром. Поняла это, потому что утром успела разглядеть благодарственную грамоту работнику СБУ Жадану Илью Игоревичу. Я требовала, что меня отвезли на судмедэкспертизу, но сотрудники, которые со мной находились, в ответ дали мне яблоко и мазь «Синяк» со словами: «Забудь и перекуси, ты ж уже вторые сутки ничего не ела и не пила». Около часа ночи появляется какой-то непонятный человек, говорит, что он мой адвокат, а выглядит будто… во вьетнамках, бриджах с расстегнутой ширинкой, рваной футболке. Я, конечно, отказалась от его услуг и начала требовать своего адвоката, права на звонок и пр. Мне отказали. Позже со словами «Ты попала!» появляется хозяин кабинета Жадан и начинался, вернее, продолжился скандал. С 10 утра 17 августа ко мне не пускали ни адвоката, ни мою маму, которые находились прямо за дверью кабинета. Около 14:00 я всё же добилась, чтобы меня отвезли на судмедэкспертизу. И вот, выходя из здания, я чисто случайно встретила свою маму, которая подлетела ко мне и успела меня сфотографировать.

— Это та фотография, которая облетела весь Интернет?

— Да.

В машине начались разборки, как смогли допустить данный факт и поиски виновных. Как бы там ни было, но меня привезли на судмедэкспертизу, которая заняла … 5 минут. Из кабинета врача сопровождающий меня сотрудник СБУ вышел с бумагой, что побои были нанесены мне за 3-5 суток до задержания, которого, к слову, на тот момент еще не было. Пока мы ждали, я внезапно услышала свою фамилию из телевизора, это была та самая пресс-конференция Грицака, где он отчитывался о поимке террористки №1, которая готовила подрывы на территории РФ в целях дискредитации Украины.

Спустя два часа я наконец-то увидела адвоката и за 15 минут мне предъявили подозрение. Интересно, что подозрение выдавал мне один человек, в нем указан другой человек, а следователь – вообще третий. В этом подозрении я собственноручно указала, что была похищена, избита, но эти данные позже были вырезаны. Потом меня уже отправили на ИВС (изолятор временного содержания).

— Там, я так понимаю, отказались вас принимать, да?

— Да. Они не имели права принимать меня в таком состоянии. Сотрудники СБУ меня оставили им и сбежали. Работники ИВС понимали, что ситуация патовая, но не решались оформить, поэтому я сидела в предбаннике и ждала утра, когда пришел их начальник. Он, увидев меня, сам же подал рапорт в полицию, что я поступила с жуткими побоями. 19 августа меня отправили в СИЗО, где опять же, врачи были обязаны меня осмотреть, но отказались. Тогда я взяла бумагу и ручку, и начала фиксировать все свои повреждения. Эта бумага, как и многие другие, просто-напросто исчезла, как будто ничего и не было.

— У меня только один вопрос. Каким образом вы смогли вынести этот ужас, да еще и требовать исполнения своих гражданских прав?

— Знаете, в таком состоянии у людей открываются какие-то внутренние резервы. Кто-то сидит плачет, кто-то впадает в апатию, у кого-то - депрессия. Мне, наверное, повезло, что в состоянии шока, дикого испуга, боли во всем теле меня повернуло на юридическую стезю и я стала требовать исполнения своих законных прав – адвоката, судмедэкспертизы, постановления на обыск и т.д.

Продолжение следует.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
Нет видео
Нет видео
Нет видео
antifashisttm
Антифашист ТВ