информационное агентство

Развитие экономики — не уровень торгашей. Шмыгаль сдал промышленность в обмен на кредит ЕС

Развитие экономики — не уровень торгашей. Шмыгаль сдал промышленность в обмен на кредит ЕС

На фоне последствий коронавируса, которые существенно усугубили ситуацию в экономике Украины, правительство Дениса Шмыгаля выкатило весьма амбициозную антикризисную программу. И это, несмотря на тотальную нехватку денег в бюджете. Особенно удивил экспертов большой раздел, посвящённый локализации промышленности — эдакий внезапный манифест протекционизма в эпоху победившей свободной торговли. Но буквально на днях всё встало на свои места.

Следуя примеру большинства стран мира, ещё весной в Киеве объявили о работе над планом по спасению экономики, который включал бы широкий набор мер поддержки. Например, всевозможные налоговые и кредитные стимулы для бизнеса. Но в Киеве решили удивить. Неожиданно для многих в проекте документа появилась программа по локализации производства в сфере машиностроения. В частности, она предполагала государственную поддержку производства тепловозов, железнодорожных вагонов и общественного транспорта. А совсем уж фантастически смотрелась инициатива правительства по стимулированию украинского производства за счёт повышения импортных пошлин. И это при живой и действующей зоне свободной торговли с Евросоюзом.

В рамках этой задумки экономический комитет Верховной Рады успел разработать законопроект №3937 о внесении изменений в закон «О публичных закупках». Документ предполагал, что начиная с 2021 года на Украине вводится порог локализации производства от 25% и выше. Под действие закона должна была попасть продукция следующих сегментов машиностроения: наземный транспорт и спецтехника — троллейбусы, автобусы, трамваи, коммунальная техника, экскаваторы, локомотивы, грузовые и пассажирские вагоны, а также энергетическое оборудование — турбины, компрессоры, насосы и т.д. К примеру, порог локализации для коммунальной техники должен был составить 25%, для локомотивов — 30%, для трамваев и троллейбусов — 35%. А с 2024 года степень локализации по задумке авторов законопроекта должна вырасти до 40—60%.

В результате внедрения инициативы государственные закупки 88 видов машиностроительной продукции должны были осуществляться только при условии, что на 25—40% они произведены усилиями украинских предприятий. Таким образом планировалось загрузить увядающее машиностроение заказами и заставить иностранные компании перемещать на Украину хотя бы некоторые звенья технологической цепочки. Локализация — вполне себе отработанный метод реанимации внутреннего производства, который с той или иной степенью успеха активно реализуется в самых разных странах. Например, в России и Польше, имеющих исторический опыт в сфере машиностроения. Или Казахстане и Узбекистане, где такое производство никогда особо не было развито.

В деловых и экспертных кругах Украины инициатива по локализации буквально «прогремела», потому что таких слов и таких мер с высоких трибун не звучало уже очень давно. И уж точно никто не ожидал услышать ничего подобного в эпоху «реформаторов», за последние годы создавших почву для окончательной гибели машиностроения. К этому можно ещё добавить недавнее требование украинских властей к ЕС о «промышленном безвизе». В Киеве попросили упростить процедуру сертификации украинской продукции, предназначенной для экспорта на европейский рынок.

Разумеется, инициатива по локализации и «промышленный безвиз» буквально огорошили Брюссель и Международный валютный фонд. Ведь не столь давнее подписание нового меморандума с МВФ предполагало сокращение лишних бюджетных расходов, к которым были отнесены и любые формы поддержки промышленности. А тут Киев выкатил амбициозную и очень дорогую программу её стимулирования. В Брюсселе приступ заботы украинских властей об отечественных производителях вызвал полное недоумение, потому как в 2016 году вступило в силу соглашение о зоне свободной торговли с ЕС. И пресловутый «промбезвиз» наряду с локализацией производства откровенно противоречат принципам соглашения. А особенно — инициатива по увеличению порога локализации. Ведь это означает, что просто продать Украине, например, готовые тепловозы уже будет нельзя. Прежде чем их продать придётся открутить от них 30% узлов и деталей. Для того ли Евросоюз активно кредитовал Украину на протяжении последних лет, чтобы отнять работу у европейских машиностроителей?

Однако эта неловкая ситуация была оперативно исправлена 23 июля 2020 года, когда премьер-министр Украины отправился с визитом в Брюссель. Буквально в тот же день он сообщил украинцам радостную новость: Киев получит от Европейского Союза кредит в размере 1,2 млрд. евро. «Подписали Меморандум и Кредитное соглашение с Еврокомиссией. Благодарю европейских партнёров за решительную поддержку нашей страны. Это важный шаг, который поддержит макрофинансовую стабильность государства, и он направлен на обеспечение благосостояния украинских граждан», — отчитался Денис Шмыгаль. На этот раз в недоумении были уже все. Это как же премьеру удалось так запросто и в столь короткие сроки получить весьма солидную сумму.

И худшие догадки в свете разногласий по антикризисной программе полностью оправдались. Шмыгаль попросту «продал» программу поддержки машиностроения в обмен на очередной европейский кредит, а точнее — очередной долг. За 1,2 млрд. евро, которые ещё предстоит каким-то образом возвращать, страна потеряла куда большие выгоды. В частности, по оценкам авторов закона, инициатива могла бы привести к ускорению темпов роста ВВП на 3,9%. То есть даже в квартальном выражении это принесло бы свыше 1,2 млрд. долларов — что эквивалентно европейскому кредиту. А годовая отдача могла достичь 4,8 млрд. долларов. Кроме того, локализация позволила бы создать 62,5 тысячи новых рабочих мест.

Но развитие экономики — не уровень чиновников с мышлением торгашей и не привилегия страны с урезанным суверенитетом.

Как бы там ни было, европейцы остались очень довольны демаршем Киева, где в очередной раз сдались без боя. «Я приветствую гарантии, которые я получил от премьер-министра, что правительство будет работать над этим вопросом с тем, чтобы гарантировать, что любые поправки в этот законопроект будут соответствовать соглашениям Украины с ЕС, включая Соглашение об ассоциации», — заявил исполнительный вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис.

Между тем, промышленность Украины продолжает двигаться по пути примитивизации. Всё меньшую долю в её структуре занимает производство с высокой и средней степенью передела, а всё большую — экспорт сырья и полуфабрикатов. В 2013 году Украина зарабатывала на экспорте машиностроительной продукции 10,3 млрд. долларов. Это больше, чем страна заработала на экспорте зерновых в 2019 году (9,6 млрд. долл.). А по итогам того же 2019 года экспорт машиностроения обвалился почти вдвое — до 5,3 млрд. долл. Надо полагать, что если такая динамика сохранится, то в ближайшие 5—7 лет Украина рискует основательно потерять отрасль. И последний шанс переломить эти тенденции был разменян на очередной кредит, которым пополнится коллекция внешних долгов страны.

Впрочем, нельзя исключать, что никакого шанса на спасение промышленности и не было вовсе. Просто Киев мастерски развёл Евросоюз на очередной кредит, пугая «программой индустриализации», которую никто и не думал претворять в жизнь. Пожалуй, это будет ближе к истине.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ