информационное агентство

Украина в ожидании блэкаута. Куда пропал российский уголь?

Украина в ожидании блэкаута. Куда пропал российский уголь?

Угольные резервы украинских ТЭС продолжают таять на глазах, стремительно толкая энергетику в пропасть. В Киеве признают — масштабные веерные отключения не за горами.

Впрочем, назвать происходящее сенсацией не получится. В последние годы страна неоднократно сталкивалась с нехваткой топлива в разгар отопительного сезона. Однако в критический момент энергетика всегда могла положиться на поставки угля из России, который в этот сезон словно испарился.

Под разговоры о российской агрессии и необходимость наращивать энергетическую самодостаточность, Киев в последние годы только наращивал импорт угля из РФ. Таковыми оказались последствия военной агрессии, а затем и экономической блокады в отношении Донбасса — некогда главного поставщика энергетического угля на ТЭС Украины. И если донецкий уголь властям удалось «забанить», то совсем иначе дело обстояло с ростовским и кузбасским углём. С первого дня российско-украинского разлада правительство Украины пачками штамповало всевозможные ограничительные меры, охватывая всё — от различных российских товаров, до санкций в отношении авиаперевозчиков, банковского сектора и даже социальных медиа российского происхождения. Но антрацит никогда не попадал в санкционные списки.

С 2014 года доля российских компаний в структуре угольного импорта Украины стабильно держалась в пределах 50—60%, а объёмы колебались в пределах 10—12 млн. тонн угля. Причём в последние годы поставки только возрастали. К примеру, в 2018 году страна импортировала угля на сумму 1,821 млрд. долларов в количестве 15 млн. тонн — что является максимальным годовым объёмом за последние 20 лет. Всего за 2014—2019 годы Россия заработала на поставках угля соседу внушительные 6,5 млрд. долл. И едва ли в Киеве пытались заместить этот объём. По одной простой причине: логистически выгодный российский уголь позволяет угольным трейдерам Украины накинуть несколько десятков долларов сверх закупочной цены. Конечно же, среди преимуществ и «шаговая» доступность на ряду с изобилием. Не говоря о том, что антрацит из России более привычен для украинской энергетики и хорошо горит в отличие от южноафриканских аналогов.

Поэтому в 2019 году Киев сильно взволновали новости об ответных мерах Москвы на очередные украинские санкции, принятые в апреле того же года.

Тогда в правительстве РФ подготовили пакет ограничительных мер на поставку различной продукции на Украину, и в эти списки внезапно попал энергетический уголь. Впрочем, тревога отчасти оказалась ложной, потому что речь шла не о прекращении экспорта жизненно важной продукции, а об ужесточении контроля за поставками: с 1 июня 2019 года российские угольные компании обязаны ежемесячно получать разрешения на продажу угля украинцам. Впрочем, некоторые трудности всё-таки имели место. Известно, что в компаниях «Метинвест» и «ДТЭК» Рината Ахметова, являющихся крупнейшими покупателями российского угля, жаловались, что в период с июня 2019 г. по февраль 2020 г. было крайне проблематично наладить поставки из России. Разрешения на вывоз угля не могли получить ни российские поставщики, ни компании украинского происхождения.

Однако в марте 2020 года ситуация изменилась: все препятствия внезапно исчезли. И как отмечали в «Метинвесте», компании удалось вернуться к плановым объёмам импорта. За девять месяцев 2020 года Россия экспортировала на Украину свыше 6,4 млн. тонн угля, стремительно нагоняя упущенное. Так или иначе, Москва за трудный период отношений последних шести лет никогда не отказывала Украине в угле — возможно из гуманистических, но точно из коммерческих соображений: на украинский сегмент российского экспорта приходится порядка 8—10% от суммарного экспорта угля. А это, как уже отмечалось, миллиарды долларов в годовом выражении.

Но злую шутку с Украиной сыграла «рыночная стихия», а точнее — геополитика и погода.

За прошедший год на мировом угольном рынке произошли серьёзные изменения. Крупнейший в мире потребитель угля — Китай — в последние несколько лет «на ножах» с Австралией, которая является главной угольной и железорудной сырьевой базой для Поднебесной. Виной всему посильная поддержка США в антикитайской повестке. Ещё в 2018 году Канберра начала атаку на телекоммуникационные корпорации Huawei и ZTE. А в 2019 году торговая конфронтация перешла на другой уровень: двоюродному брату Си Цзиньпина Мин Чаю предъявили подозрения в отмывании денег через сеть казино в Австралии. Также Мин обвинялся в лоббировании китайских интересов и участии в организованной преступности.

По мере эскалации австралийско-китайского конфликта, который достиг небывалых масштабов, Пекин задействовал «тяжёлую артиллерию» — был запущен процесс замещения австралийского угля российским. Даже не смотря на более сложную логистику, китайские компании быстрыми темпами начали контрактовать российский уголь, оставляя не у дел австралийских угольщиков. И такой поворот рискует вылиться из эпизодических закупок в многолетний тренд.

Однако это ещё не всё. Российский уголь в больших объёмах внезапно понадобился «зеленеющей» энергетике Европы. Виной всему холодная зима и непростая ситуация на рынке сжиженного природного газа (СПГ). В феврале 2021 года поступление голубого топлива из европейских СПГ-терминалов в газотранспортную сеть обвалилось почти на 50% относительно прошлого года. Виновник расклада — снова Китай, а также другие азиатские страны. Скачок спроса на СПГ в этом регионе привёл к резкому перекосу поставок в азиатском направлении, оставляя Брюссель наедине с ветроэнергетикой и недостроенным Северным Потоком-2. К слову, тогда-то европейцы вспомнили, что труба нужна им не меньше, чем друзьям Путина.

В результате ещё в декабре железнодорожные отгрузки российского угля в направлении ЕС начали стремительно расти. В свою очередь, украинские импортёры оказались в крайне затруднительном положении: сегодня российский уголь днём с огнём не найти. По состоянию на 10 февраля в «Укрэнерго» констатировали, что имеющихся запасов топлива хватит на считанные дни работы тепловой генерации. «На Приднепровской, Углегорской и Трипольской ТЭС запасов угля хватает на один день работы. На Запорожской, Криворожской, Бурштынской, Кураховской, Добротворской и Ладыжинской ТЭС запасов угля хватает на два дня работы. Запасов угля на Славянской и Змиевской ТЭС хватает на четыре дня работы, на Трипольской — на семь, на Криворожской — на восемь, а на Луганской — на 18 дней», — говорится в сообщении оператора энергосистемы Украины.

На фоне кризиса ахметовская «ДТЭК» хаотично пытается скупать уголь в разных странах по принципу — с миру по нитке. Было заявлено о готовящихся поставках топлива из Польши и Казахстана. Однако интрига пока сохраняется, учитывая катастрофически низкие запасы. Большой вопрос, будут ли эти поставки поспевать за потребностями ТЭС. Особенно, учитывая нагрузку на теплоэнергетиков из-за ремонта пяти энергоблоков атомных электростанций.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ