Американцы будут давить любые стремления построить единое пространство от Лиссабона до Владивостока. Интервью Франка Шуманна «Антифашисту»

Немецкий публицист Франк Шуманн считает, что в Германии до сих пор реализуется внешнеполитическая стратегия, заложенная в концепции НАТО 1952 года, и это идёт во вред всему европейскому сообществу и, в том числе, взаимоотношениям ЕС с Россией.

Есть ли вероятность смены порочной политики? Добьёт ли американское лобби в Германии «Северный поток-2»? Ждёт ли Германию итальянский сценарий и дробление политических сил? Почему падает популярность традиционных партий, и возможен ли союз «Альтернативы для Германии» и Левых? Об этом Франк Шуманн в интервью «Антифашисту».

— Признаемся честно: в России недолюбливают канцлера Германии Ангелу Меркель за двуличную позицию по войне на Донбассе. Но в последнее время она твёрдо встала на позицию не связывать «Северный поток-2» с политикой, с делом Навального, давлением администрации Байдена. В последнее время создаётся впечатление, что ведущие СМИ Германии как бы сговорились и начали шумную кампанию против канцлера, обвиняя её в неспособности взять ситуацию с ковидом под контроль. Нет ли тут подтекста, что надо ослабить позиции Меркель и в конечном итоге заставить её, к примеру, отказаться от достройки второй нитки газопровода?

— Гельмут Коль часто повторял изречение Вильгельма Гумбольдта о том, что «всё находится во взаимосвязи со всем». Если посмотреть с этой точки зрения, то на ваш вопрос можно ответить положительно. Однако, всё немного более сложно. Во-первых, канцлер Меркель как глава немецкого правительства обладала и обладает меньшей властью в своём доме, чем её предшественники. Несмотря на то, что в сентябре 1990 года благодаря заключённому в Москве договору «Два плюс четыре» был объявлен суверенитет объединённой Германии, он существует только на бумаге. Стратегическую ориентацию ФРГ по-прежнему определяет мировое лидерство НАТО — ни ФРГ, ни Евросоюз, частью которого является Германия, не захотели отдалиться от США, избавиться от опеки американцев. Они, как и раньше, остаются пособниками при реализации американских интересов. Эту стратегию ещё в 1952 году сформулировал бывший генеральный секретарь НАТО Гастингс Исмэй, сказавший: «удерживать русских в стороне, американцев — внутри, а немцев — внизу» («To keep the Russians out, the Americans in, and the Germans down»). Американцы следуют этой стратегии до сих пор, хотя ей уже почти семьдесят лет.

Во-вторых. Борьба против «Северного потока-2» — это также проявление вышеупомянутой стратегии. Американцы хотят подавить любые старания, направленные на объединение западноевропейского технического ноу-хау с сырьевыми ресурсами России. Ведь в таком случае возникло бы мощное экономическое пространство от Владивостока до Лиссабона, о котором Владимир Путин говорил в немецком Бундестаге в 2001 году, которое стало бы мощным конкурентом для Вашингтона. Для предотвращения такого сценария, США вбивают клин межу Германией/ЕС и Россией, а именно в экономическом плане, военном, политически, в сфере пропаганды, психологически и, конечно же, в сфере работы спецслужб. От дела Тимошенко до Навального, от киевского государственного переворота в 2014 году до протестов в Белоруссии, от «крымского кризиса» до гражданской войны на Донбассе: везде торчат грязные уши западных спецслужб и особенно ЦРУ, везде они дёргают за ниточки.

А теперь что касается «Северного потока-2». Конечно, американцы хотят, чтобы немцы покупали не российский, а их крекинговый газ, от которого они никак не избавятся, так как он дорогой, и его добыча несёт катастрофические последствия для экологии. Они подают покупку американского газа вместо российского как «патриотическое действие». Какая ерунда!

Ну, и, в-третьих, заключительное. Канцлер Меркель уже давно анонсировала, что её каденция на этой должности закончится в сентябре 2021 года, и она не откажется от таких планов. С тех пор она стала «хромой уткой», как говорят в западной политической системе. «Хромую утку» не нужно ослаблять, она уже слаба, что, собственно, стало особо заметно в условиях пандемии, когда курсу Меркель стали противоречить главы правительств федеральных земель. Похожее уже давно происходит и в отношении «Северного потока-2»: премьер-министры восточных земель Германии защищают трубопровод, прилагают все усилия для того, чтобы он был достроен.

— Выгоды Германии от «Северного потока-2» очевидны. Почему «Зелёные» выступают за отказ от российского газа? И почему избиратели не принимают во внимание позицию «Зелёных» по «Северному потоку-2». Эта тема не волнует немецкое общество? Им всё равно, какие выгоды получит страна от использования российского газа?

— «Зелёные» больше смотрят на экологические, а не на экономические последствия. Помимо этого, они считают себя решительными защитниками «прав человека». В немецком обществе существует консенсус относительно того, что ископаемые виды топлива, к которым относится и российский газ, не могут быть энергоносителями в будущем. Будущее — это так называемые возобновляемые источники энергии, то есть энергия, добываемая с помощью ветра, солнца или воды. Однако, и это проблема в том числе и для «Зелёных» (которую они, по всей видимости, игнорируют, поскольку, похоже, не имеют понятия ни об экономике, ни о человеческой психологии): немцы, среди которых находятся и избиратели «Зелёных», что на самом деле парадоксально, протестуют против ветряных установок рядом со своими домами! Также немцы выступают против прокладки кабелей, по которым электричество, выработанное ветряными установками, расположенными в Северном и Балтийском морях, будет поставляться в южную Германию, например, в Баварию, объясняя свой протест «экологическими соображениями».

Для энергетической революции, перехода на новые виды энергии, необходимы электростанции, работающие на газе. Ну и почему же не покупать российский газ? С 50-х годов Россия бесперебойно, надёжно снабжает им Западную Европу. Даже в разгар холодной войны, когда голубое топливо из СССР поступало в ФРГ.

В вопросе с российским газом «Зелёные» показывают, что они, во-первых, не имеют ни малейшего понятия об экономике и экономических взаимосвязях и, во-вторых, что они являются чистыми идеологами, может даже похуже советского политбюро, ведь они делают ставку на принципы, которые вредят им самим. В-третьих, их политика не привязана к истории. Касаясь отношений с Россией, нельзя игнорировать то обстоятельство, что начатая Германией война стоила жизни 27 миллионам советских граждан. И если в отношении Холокоста, то есть систематического истребления евреев уроки в отношениях с Израилем были сделаны, то так же нужно и поступать и в отношении России, искореняя русофобию. Однако, всё происходит как раз наоборот. Хорошо, пусть не будет дружбы с Россией, но хотя бы испытывайте к этой стране уважение. Однако, «Зелёные», на такое, похоже, не способны.

— Ещё вчера мы в тайне радовались, что избиратели Германии отворачиваются от правящей коалиции ХДС/ХСС с социал-демократами. Но столь резкое падение поддержки двух ведущих политических партий уже вызывает тревогу. Почему столь резко падает поддержка двух «народных партий»? За что им «мстит» избиратель?

— Решающий момент в данном случае это потеря доверия. Консервативные партии власти продемонстрировали свою неспособность справиться с ситуацией не только во время пандемии, провалы были и раньше. Несколько политиков из правящих партий лично обогатились на коронавирусе, набив свои карманы на сделках с медикаментами и защитными масками. Поскольку речь идёт о представителях ХДС/ХСС, гнев избирателей направлен в первую очередь против этих политических сил. И это не «месть», а разочарование, ведь избиратели не ожидали такой наглости именно от консерваторов.

— Хотел бы объяснить мои опасения: политическое дробление в Германии, когда ни одна партия не набирает достаточного количества голосов для того, чтобы стать объединяющей силой, ведёт страну по итальянскому сценарию. Масса политических партий с рейтингами от 10 до 20 процентов. Создаются хрупкие коалиции, готовые развалиться при первом же кризисе. Страна погружается в череду выборных кампаний. И понятно, что с такой раздробленной страной США куда лучше иметь дело: можно прямо влиять на решение нужных им вопросов. К примеру, по отказу от того же «Северного потока-2» или усиления критики в адрес России. Согласитесь, сильная и популярная партия может куда твёрже отстаивать интересы немецкого общества, чем разрозненный хор политических карликов. Грозит ли Германии судьба Италии?

— Согласен, политический ландшафт в Германии дробится и дальше, но это процесс отвечает продолжению дробления капиталистического общества в целом, что, по своей сути, логично. Если индивид и его интересы переносятся в центр общественной политики, но при этом не соблюдаются коллективные интересы, то теряет всё общественное единство. Индивидуальные, эгоистичные интересы обязательно сталкиваются с интересами других индивидуумов (физически, психически, экономически). В итоге выживают сильнейшие, а слабые уходят на дно, без шансов. Это мы знаем ещё из теории Дарвина.

Партии являются коллективными объединениями, политическими союзами по интересам. Но они теряют привлекательность и, соответственно, свою объединительную силу, так как всё меньше людей готовы пожертвовать свою индивидуальность в угоду партийным программам. Люди не хотят, чтобы за них решали другие.

Партии это организационные формы 19 столетия. Сегодняшний закат партий и потеря их значения ставят вопрос о дальнейшем их развитии в 21 столетии. А тем самым, неизбежно, и вопрос о том, каким образом они будут осуществлять свою власть. Достаточно ли традиционного парламентского представительства, уместна ли такая форма или уже устарела? В плане будущего данный вопрос открыт. Но политические карлики будут всегда. В Германии в политических партиях задействовано меньше 3% жителей страны, ещё меньше людей имеют политический мандат. И такая крошечная группа определяет политику. То есть парламент не может адекватно отражать настроение общества. Например, каждый пятый депутат Бундестага — юрист. У нас что, немецкое общество на 20% состоит из адвокатов и правоведов?

— Возможно, вы и правы. Но посудите сами: две оппозиционные партии в Германии — «Альтернатива для Германии» и Левые — в отношении военных расходов и России придерживаются схожей позиции. Однако в Бундестаге они никогда не выступают и не голосуют вместе. Почему?

— «Альтернатива для Германии» (АдГ) — это правоэкстремистская партия, с ней невозможно какое-либо сотрудничество. АдГ выставляет напоказ свою дружбу с Россией, чтобы выступать против политического мейнстрима в Германии и демонстрировать свой оппозиционный характер. К тому же, большинство восточных немцев позитивно настроены по отношению к России. По этой причине АдГ, являясь на самом деле западной партией, расширившейся на восток, действует абсолютно оппортунистически, выставляя себя пророссийской политической силой: она просто хочет заполучить голоса избирателей востока Германии.

В остальном не стоит забывать, что АдГ, по своему идеологическому настрою и убеждениям, является потомком тех политических сил, что напали на Советский Союз в 1941 году. И когда, например, глава фракции АдГ в Бундестаге избегает жёстких выражений, говоря о нацистской диктатуре, войне и геноциде, при этом называя «фашистами» других, то нужно понимать, с кем мы имеем дело. Они не союзники только потому, что критикуют то, что критикуют и без них. Гигиену нужно соблюдать и в политике. И не ложиться в постель с реакционерами.

Кстати, Москва сама дискредитирует себя, когда обращается с АдГ как с нормальной партией и тем самым льёт воду на мельницу немецкого мейнстрима. Всё это даёт повод показывать пальцем на Россию, мол, посмотрите, русские говорят с теми, кто нагнетает ненависть между народами, с противниками демократии, с правыми экстремистами, которые отрицают Холокост! Тот, кто связался с немецкими антидемократами — сам враг демократии!

Это означает, что дружественное обращение Москвы с АдГ ослабляет позиции настоящих друзей и защитников России в Германии. Эту взаимосвязь никогда нельзя упускать из вида.

— В Германии эксперты уже заговорили о возможной коалиции «Зелёных» с СДПГ. На ваш взгляд, возможен ли такой сценарий? И к чему это может привести?

— На федеральном уровне коалиция между «Зелёными» и социал-демократами возможна, но не вероятна. Во-первых, чисто математически, им не хватит голосов, чтобы образовать большинство, и будет нужна третья партия. Во-вторых, тут возникнет вопрос об участии «Свободных демократов» (FDP) или Левых, потому что СДПГ в обозримом будущем уже не войдёт в коалицию с ХДС/ХСС, это был бы конец социал-демократов. «Свободные демократы» отказались от участия в правительственной коалиции ещё в 2017 и с тех пор не рассматриваются в качестве кандидата. То есть, остаются Левые. Но, если эта политическая сила останется верна своему неприятию курса НАТО, что, кстати, отвечает интересам России, то с друзьями НАТО — «Зелёными» и СДПГ у левых никаких шансов.

— Отношение к России является важным фактором во взаимоотношениях немецких политических партий? Или это вторичный фактор, и они смогут обойтись без выяснения и согласования своей позиции по отношению к России?

— Отношение к России не является кардинальным вопросом во внутренней политике Германии, то есть оно не влияет на электоральные настроения. Во внешней политике этот аспект также не имеет существенного значения, так как большинство немцев осознаёт, что у них самый бездарный министр иностранных дел, который когда-либо был в этой стране. Он, то есть Хайко Маас, невежда, у него отсутствует чувство инстинкта, нет знаний об исторических взаимосвязях. Наш глава МИД тщеславен, собственный костюм интересует его больше, чем двусторонние отношения с Россией.

К тому же, глобальный конфликт между США и Китаем наслаивается на всё, а то обстоятельство, что Россия и Иран с Китаем стремятся к стратегическому партнёрству, влияет на то, что отношения между Германией/ЕС и Россией теряют своё значение. Главный фронт между новыми блоками в новой холодной войне проходит уже не через европейский континент, а через Тихий океан.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments