информационное агентство

Андрей Иванов: «Мы не можем сделать шаг назад!» Эксклюзивное интервью руководителя украинского движения «Полк Победы»

28.05.21      Оксана Шкода
Андрей Иванов: «Мы не можем сделать шаг назад!» Эксклюзивное интервью руководителя украинского движения «Полк Победы»

Запорожец Андрей Иванов, с 2016 года организовавший общественное движение «Полк Победы», в эксклюзивном интервью «Антифашисту» рассказал о том, почему «Бессмертный полк» Украины трансформировался в постмайданные годы, какие акции и с какими рисками проводят в украинских городах активисты «Полка Победы», почему с каждым годом количество празднующих День Победы на Украине увеличивается, и зачем отдельные партии пытаются политизировать тематику Великой Победы.

— Андрей, насколько за эти постмайданные годы трансформировалось движение «Бессмертный полк» Украины?

— В период с 2015 года по 2016 год в «Бессмертном полку» Украины было полное затишье. С 2016 года мы организовали общественное движение «Полк Победы», чтобы иметь возможность не только писать статьи и виртуально общаться, но и что-то делать, не нарываясь на противодействие со стороны наших оппонентов. Параллельно в Одессе, Киеве, Харькове появились партнёры, которые в той или иной степени были связаны с организацией мероприятий «Бессмертного полка». Зачастую «Бессмертный полк» — это акция, которая готовилась в канун 9 мая...

— Ещё в 2014 году она проходила в украинских городах практически в старом формате и более-менее спокойно, а вот с 2015-го, получается, уже стало проблемно выходить?

— Да. А в 2017-м пошла другая волна, и те люди, которые её организовывали, зачастую не понимали, что и как делать. На нашем примере могу сказать, что мы начали контактировать с другими городами и совместно проводить мероприятия, насколько это было возможно. В том же 2017 году мы уже их проводили, к примеру, в Харькове и Запорожье. Сложно было, приходило мало людей, но, тем не менее...

— Название с «Бессмертного полка» на «Полк Победы» поменяли вынужденно?

— Мы приняли решение назвать по-другому, потому что с названием «Бессмертный полк» регистрация была невозможна, собственно, невозможно было и проводить акции. В среднем же мы проводили от 46 до 57 акций в год: это статистика за 2019—2020 годы. Ежегодно проводим около 15 онлайн-мероприятий. То есть, несколько акций, приуроченных к датам, связанных с Великой Отечественной войной, ежемесячно. Помимо этого, помогаем ветеранам. В общем, это разноплановая работа в течение всего года.

— Организация «Полк Победы» зарегистрирована?

— Да, в 2017 году. Нам нужно было юридическое лицо, которое участвовало бы в судах, например, против переименования улиц, названных в честь героев Великой Отечественной войны.

— Включая май 2014 года, организатором шествия «Бессмертного полка» в Киеве был политик Олег Калашников с возглавляемым им «Общевоинским союзом Украины». В апреле 2015 года его убили. Сейчас вы сотрудничаете с «Общевоинским союзом»?

— Мы в Киеве в основном контактируем с правозащитницей, директором «Института правовой политики и социальной защиты имени Ирины Бережной» Еленой Бережной, которую, кстати, 9 мая 2018 года избили националисты, а также с Киевской городской ветеранской организацией. У нас в каждом городе есть определённая группа лиц, которая сформировалась в 2016 году.

— Есть два сайта «Бессмертного полка Украины» — сайт polkua.com и сайт www.moypolk.ru/ukraina . Какой из них ваш?

— Мы сайты не ведем. У нас есть группы и страница «Полка Победы» с большим количеством подписчиков в Facebook, где мы всё публикуем. На сегодняшний момент в нашем сообществе само организовались те люди, которые конкретно и предметно проводят мероприятия в разных городах Украины. Что касается информации на упомянутых сайтах, то, насколько известно, там зачастую публикуют просто подборки, перечисляют акции, в том числе, и наши мероприятия.

— В мае этого года довольно массовая акция состоялась в Николаеве. Кто ее проводил?

— Наши партнёры в Николаеве участвовали в этом мероприятии, но кто конкретно его организовал, мы не знаем.

— А возможен ли вариант, что люди выходят стихийно, сами по себе?

— Абсолютно верно, и так происходит очень часто. Во многих городах в этом году так и было: где-то стихийно, где-то Союз советских офицеров координировал. Выходили люди, не состоящие в каких-либо структурах, впрочем, выходили и представители организаций военно-патриотического направления. Мы же в Киеве находились в это время в так называемой «красной зоне» по карантину, поэтому ограничились организацией автопробегов.

— В прошлом году «Бессмертный полк» России из-за самоизоляции проходил в онлайн-режиме. А на Украине?

— Мы организовывали автопробеги по местам боевой славы в 9-ти городах. Например, в Киеве возложили цветы и провели небольшие мероприятия на четырёх локациях.

— На примере мероприятий, проведённых в последние годы, скажите, какую, всё-таки, символику вы рискуете использовать? Ведь Георгиевская лента и Знамя Победы запрещены...

— Да, на сегодняшний момент их априори нет возможности использовать. На тех мероприятиях, которые мы коллегиально организовываем в разных городах, используем свою символику. К примеру, в прошлом году это был логотип «75 лет Победы», также мы разработали и распечатали порядка восьмисот флагов «Полка Победы» — красные полотнища со звездой, накидки — всё было сделано по одному макету.

— Опять-таки, звезда...

— Изображение звезды использовать не запрещено, запрещён по украинскому закону серп, молот и всё, что связано с СССР. По крайней мере, флаги со звездой мы использовали. Знаете, на нас по факту проведения прошлогодних акций и выпуска газеты заведено несколько уголовных дел: наша символика исследуется в каких-то институтах, процентов десять её было изъято в рамках проведения обысков. По настоящий момент уголовные дела ещё не дошли до предъявления обвинений. Кстати, наш флаг умудрялся хранить в Харьковском СИЗО долгие тюремные месяцы известный политзаключённый Мехти Логунов.

— Как часто активисты и координаторы подвергаются угрозам, нападениям?

— Сложно на эту тему говорить... Последние пару лет при достаточно масштабных шествиях нападений на нас практически не было, как и особых столкновений. Разве что предпринимались попытки помешать. Но это были не формирования типа «Нацкорпуса» или «Азова», а в основном те, кто участвовал в Майдане, скажем так, промайданное население, выходящее с государственными флагами, включающее свою музыку и пытающееся не позволить провести наши акции. Впрочем, уже не так агрессивно, как в прошлые годы, ведь тогда нападали физически, обливали зелёнкой, хотя, к счастью, до жестоких избиений не доходило. Сжигают наши флаги и буклеты — это у них нечто вроде запланированной агрессии, они как бы обязаны реагировать на происходящее, вот и реагируют.

— В этом году в Киеве в Парке Славы националисты пытались вырвать портрет Жукова у легендарных бабушек-партизанок, которые выходят с ним каждый год на День Победы уже много лет подряд. Вы были там?

— Если конкретно по мне, то я был задержан правоохранителями, впрочем, как и в прошлом году. В 2020 году меня с вечера 8 мая более суток продержали под предлогом обысков и неких оперативных мероприятий, а в этом году задержали утром 9 мая. Поэтому я физически не мог участвовать в акции. Эти два года шествие в Киеве координировала Елена Бережная.

— Что вам наиболее запомнилось из ваших мероприятий за эти годы?

— Если пролистать наш альбом за 5 лет деятельности, то, в принципе, можно останавливаться на каждой страничке и рассказывать многие вещи, которые остаются в памяти. К примеру, в 2018 году отметить юбилейную годовщину освобождения Запорожья съехались киевляне, одесситы, харьковчане... И там на нас было организовано нападение, но, пожалуй, впервые за постмайданное время (так комментировали и журналисты, и общественники) не было пассивного наблюдения за тем, как нам хамят и как нас обливают зелёнкой. Был дан отпор. Их было около трёх десятков человек, и они рассчитывали распространить в Сети видеоролики, как унижают людей, празднующих освобождение города, но вышло иначе: в Сеть попало видео абсолютно другого содержания... Они такого не ожидали.

А в прошлом году, накануне пандемии, наши представители из разных городов организовали совместную поездку в Санкт-Петербург на годовщину снятия блокады Ленинграда. Мы прибыли группой из 15-ти человек и находились там порядка семи дней. Посетили много мероприятий, где нам предоставляли возможность выступить, что очень важно, и с политической, и с психологической точки зрения. Мы передали наши буклеты и флаг «Полка Победы» — как символ единства — в один из питерских музеев. Также в числе первых делегаций после официальных лиц мы возложили цветы на Пискарёвском кладбище. Отошли в сторону, к нам подошли журналисты, а в этот момент озвучивали присутствовавшие на возложении делегации. Назвали более 30-ти стран — и африканские, и европейские, мы ждали, пока назовут Украину, но, увы, этого не произошло. Хотя мы были единственными, кто там представлял нашу страну, и для нас это было значимо. Впрочем, всё же, мы не были официальной делегацией — просто самоорганизовавшиеся украинцы, прибывшие отдать дань памяти погибшим в ту страшную блокаду.

— В Санкт-Петербурге вы были как представители «Полка Победы»?

— Да. Скажу так: мы входим в Международный «Бессмертный полк», в состав которого нас пригласили по итогам анализа нашей работы два года назад. До этого мы были в Сербии на официальном мероприятии, куда были приглашены координаторы «Бессмертного полка» из 70 стран мира (вообще в Международный «Бессмертный полк» входит 106 субъектов из разных стран). Присутствовал там и ныне покойный Василий Лановой... Мы координируем свои действия с единомышленниками из других стран. Хочу сказать, что как таковой организации «Бессмертный полк» на Украине нет: мы интегрированы в разные организации. Есть, к примеру, «Бессмертный полк-2019», «Бессмертный полк-2020», но это — просто сообщество людей. «Бессмертный полк» — это акция, это символ преемственности поколений, символ того, что наши воевавшие деды-прадеды и мы — одно целое. Одно целое — и русские, и украинцы, и белорусы, это — ценность для нас всех.

И ещё один момент: в 2019 году в подмосковной Кубинке строился воинский храм, и нам из исполкома «Бессмертного полка» России поручили собрать землю с мест захоронения советских солдат. Мы с удовольствием откликнулись, выезжали, собирали её в специальные капсулы, и благодаря этому украинская земля находится в этом мемориале. Передали туда даже воду с места форсирования Днепра, где погибло очень много солдат...

— Каждый год, несмотря на прессинг власти и националистов, на празднование Дня Победы выходит всё больше жителей Украины. Как считаете, с чем связана эта тенденция?

— Это объяснить очень просто. Сегодня 9 мая у нас — это день общности нашей культуры, языка, литературы, православия, и, конечно же, истории. Наша идентичность в отношении к событиям Великой Отечественной войны — это и есть тот Сталинград. Мы не можем сделать шаг назад! Постоянные скандалы с переименованиями улиц и сносами памятников, агрессия в отношении наших символов и всего, что связано с героической победой в Великой Отечественной войне, регулярные попытки навязать 8 мая как «день примирения» и объединить в слове «победители» тех, кто защищал нас от фашизма, и тех, кто убивал советских солдат (я имею в виду ОУН-УПА), эсэсовские марши в канун 9 мая по Киеву — всё это людей напрягает, вызывает у них усталость и даже агрессию. Но украинцы — мирные люди, вот эта усталость и накапливается. Поэтому 9 мая — это тот день, когда они демонстрируют своё отношение ко всему этому. Это — некая общность, одна из тех дат, что сегодня объединяет людей и фактически проводит между ними линию: вот — наши, которые чтут память и не предадут её, а вот — те, кто пытается всё это нивелировать и растворить, убрав отовсюду — из книг, из медийного пространства...

В этом году мы организовывали автопробег в честь Дня Победы и отсняли небольшой видеоролик, который за три дня посмотрели более миллиона человек, под ним было около 10 тысяч комментариев от украинцев. Это как бы штрих ко всему происходящему... Я не говорю, что мы большие и крутые, а рассказываю, как есть. Если ещё года три назад в том же Facebook люди боялись выставлять публикации, приуроченные к празднованиям 23 февраля и 9 мая, то сейчас лента ими пестрит: украинцы уже не боятся.

— Акцию не пытаются политизировать?

— В этом году предпринимались такие попытки — некоторые политические партии пытаются её проводить с партийными флагами, хотя в нашей коалиции изначально была договорённость не втягивать в празднование 9 мая политику. То есть, условно, идёт автопробег, в котором задействованы пара красных знамён, 10 украинских флагов и 10 — политических. Иными словами, определённые политические субъекты, понимая важность этого дня и этой тематики для украинцев, пытаются её оседлать, и, думаю, в дальнейшем эти попытки будут усиливаться.

Вообще, с конца прошлого года зашла речь о том, чтобы наши организации на Украине объединить, поскольку на все направления нашей деятельности осуществляется атака и со стороны националистов, и со стороны власти. Поэтому нам нужен единый процесс. На эту тему мы общаемся и с прибалтами — у них, в принципе, такая же ситуация.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ