информационное агентство

Комбат ЛНР Алексей Марков: «Для себя мы определили так: будем вести войну до победного конца!» Из неопубликованного

02.12.20      Оксана Шкода
Комбат ЛНР Алексей Марков: «Для себя мы определили так: будем вести войну до победного конца!» Из неопубликованного

Это интервью с погибшим в октябре 2020 года командующим 14 БТРО Народной милиции ЛНР подполковником Алексеем Марковым (позывной «Добрый») было записано в Москве в сентябре 2016 года.

В то время боевой офицер был замкомандира батальона «Призрак» по работе с личным составом, проще говоря, комиссаром или замполитом. По ряду причин оно не было опубликовано, и ИА «Антифашист» сейчас публикует его впервые. Прошло более четырёх лет. Немало воды утекло с тех пор, война на Донбассе всё ещё продолжается, а «Доброго» уже нет в живых. Какие настроения у защитников ЛДНР были тогда? В чём оказался прав Алексей Марков, и чего он не смог предугадать? Обо всём этом вы узнаете из этого интервью, записанного совместно с тогда ещё главредом «Журналистской правды» Сергеем Загатиным.

— Алексей, такой вопрос: как поживает заслуживший народную любовь батальон «Призрак», какие у вас новости, проблемы?

— В отличие от слухов, упорно ходящих второй год, мы никуда не делись, нас не разоружили и не расформировали. С марта 2015 года батальон «Призрак» продолжает нести боевую службу в районе Бахмутки. А с января текущего 2016 года мы входим в состав Народной милиции ЛНР в качестве 14-го батальона территориальной обороны. Мы никуда не делись и никуда деваться не собираемся, по крайней мере, до окончания этой войны, до того момента, как мы освободим Киев.

— Даже так?

— Ну, я уверен, что война закончится именно этим: хунта падёт, братский украинский народ всё-таки освободится, и мы сделаем для этого всё от нас зависящее!

— Война идёт уже третий год, все устали и в тылу, и на передовой... Но, судя по твоим словам, дух крепок?

— Дух крепок! Конечно, многие устали от войны, особенно от состояния «ни войны, ни мира», когда официально у нас перемирие, а в реальности — каждую ночь идут обстрелы. Мы имеем строгий приказ: огня не открывать! Многие люди уже разочаровались, устали, кто-то вернулся домой, кто-то ушёл в мирную жизнь, но, тем не менее, костяк бригады остаётся на службе. По крайней мере, для себя мы определили так: будем вести войну до победного конца! Может быть, это будет не этот год, может быть, и не следующий, но, тем не менее, нельзя оставлять ситуацию так, как она есть.

Сейчас невозможно мириться с существованием нацистского режима в братской стране. Тут война идёт не между русскими и украинцами (и с той, и с другой стороны хватает и русских, и украинцев), война даже не между Россией и Украиной, эта война — между двумя диаметрально противоположными мировоззрениями. С одной стороны — чисто западное лицемерие и людоедство, с другой стороны — такое себе общесоветское для всех жителей Советского Союза стремление к справедливости, равенству, братству и так далее. Для нас, фактически, нет выбора. Если мы эту войну проиграем — мы проиграем не какой-то кусочек территории, мы проиграем цель в жизни! По большому счёту, эта война — последний шанс для нашего поколения что-то изменить в мире к лучшему. Мы упустили этот шанс в 1993 году, мы не смогли воспользоваться им в 1996-м, и другого шанса у нас уже не будет...

— Павел Губарев как-то говорил про 25 лет войны за Новороссию...

— Я надеюсь, что война настолько не затянется. Но будем реалистами: тот же конфликт в Южной Осетии продолжался до момента её признания без малого 13 лет. И я понимаю, что сейчас Россия в силу внешнеполитических обязательств и международной обстановки не имеет возможности признать Республики. Поэтому период вынужденной независимости и непризнания может тянуться годами. По факту, и ЛНР, и ДНР сейчас полностью включены в российскую орбиту. К примеру, в отличие от 2014 года, когда мы туда приехали, и нам приходилось менять рубли на гривны, чтобы что-то купить в магазине либо на рынке, сейчас в Республиках используются только рубли. Там свои операторы, своя банковская система, свой нотариальный реестр, то есть, Республики оказались полностью отрезанными от Украины, причём, не по своей воле.

В этом плане, я считаю, что господину Порошенко надо выдать просто почётную грамоту! На медаль он, конечно, не заработал, но на грамоту вполне, так как он последовательно отрубал все ниточки, связывавшие Донбасс с Украиной. Запретили хождение гривны — через некоторое время гривна была заменена рублями, отключали мобильные операторы — появились местные мобильные операторы, отключили Донбасс от единого украинского нотариального реестра — ну, делать нечего, они завели свой. И каждый раз, когда обрубалась очередная ниточка, связывающая их с Украиной, появлялась ниточка, связывающая Республики с Россией. И, по большому счёту (если не брать в рассмотрение некоторые формальности), Донбасс — это уже Россия по факту! Де-юре статус непризнания может тянуться ещё очень долго... Но будем надеяться, что у Европы и США в ближайшем будущем будет предостаточно своих проблем, чтобы обращать внимание на нас. И, надеюсь, российское руководство этим воспользуется.

— Мы тоже на это надеемся, и, всё-таки, думаем, что существует тот самый пресловутый «хитрый план», за который нас постоянно пинают, так как мы не срываемся в хор «Сирия пропала, Донбасс пропал, Путин всех сдал, заварили кашу, всех подставили...» Вот очень интересный момент в плане информационной войны и информационной политики. Последнее время мы сталкиваемся с большим количеством людей, которые анонимно, являясь ботами и представляясь патриотами Донбасса, дудят именно в эту дуду. Вот ты, человек с «передка», как оценишь подобное?

— Честно говоря, информационную войну мы проигрываем (это моё мнение) по одной простой причине: у украинской стороны есть пусть и людоедская, но идеология, и пусть несбыточные, но надежды, которые они озвучивали ещё в 2014 году. Да, они никогда не войдут в Европу, да, у них никогда не будет зарплат в евро, но, тем не менее, они хотя бы озвучили, к чему стремятся. Со стороны России нет ни одной цели, которая была бы понятна жителям Донбасса. Понятно, что в 2014 году все рассчитывали на крымский сценарий: месяц-два мы продержимся на блокпостах, потом зайдут «зелёные человечки», мы станем частью России, и на этом всё закончится.

Сценарий не реализовался. Вот уже два года люди, живущие на Донбассе, не знают: а, собственно говоря, куда мы идём, чем мы хотим стать — независимой Республикой, частью России или, может быть, реинтеграция с Украиной, но на каких-то особых правах? Никто ни в России, ни в Республиках этого чётко не проговаривал, и в этом вакууме будущего рождаются самые бредовые идеи. Тут можно смело с одной стороны говорить про очень «хитрый план Путина», который никто не понимает, но который когда-нибудь будет реализован, а можно говорить, что «все всё слили».

Огромнейший провал внешнеполитической деятельности России на Украине — это то, что Россия не имеет чётко артикулируемых целей как на Украине, так и на Донбассе. Это не обязательно должно быть озвучено первым лицом государства: есть достаточное количество «говорящих голов», которые вполне могут транслировать эти мысли и идеи. Но до сих пор продолжается непонятная ситуация, когда никто не знает, куда мы идём на самом деле и, самое главное, зачем? Разумеется, украинская сторона этим активно пользуется, практически без противодействия внедряя идею войны между Украиной и Россией, хотя любому человеку, кто находится на «передке», очевидно абсурдна эта идея.

И с той, и с другой стороны воюют одни и те же люди, разговаривающие на одном и том же языке, выросшие в одних и тех же городах, в одном и том же доме... Повторюсь, война идёт не между странами и между народами, война идёт между идеологиями, и, к сожалению, пронацистская идеология украинской хунты более активна и более агрессивна. Ну, их можно понять: они не имеют никаких моральных ограничений, поэтому им в этом плане проще. Беда в том, что с нашей стороны нет никакой внятной идеологии. И если в 2014 году народ поднимался за социальную справедливость и народное государство, то сейчас многие люди просто не понимают: а за что конкретно мы воюем?

— Алексей, сидя на «передке», находясь в гуще фронтовых событий, как видится сейчас информационное наполнение этой войны, сама её информационная составляющая? В чём у нас есть пробелы, минусы, сложности? Потому что сейчас, помимо обстрелов, идёт война систем и пропаганды. Сложно не согласиться с рядом твоих тезисов, но хотелось бы обратиться к недавнему прошлому. Например, провокация в Крыму и соответствующее заявление (7 августа 2016 года в ходе поимки в г. Армянск украинских диверсантов, готовивших теракты в Крыму, погиб российский десантник — авт.)

— На самом деле, мы очень надеялись, что после провокации в Крыму Россия перейдёт к более активным действиям и давлению на Киев. Потому что, будем откровенны, убийство военнослужащего на территории государства является само по себе Casus belli, и это угрожающее молчание Кремля... Оно должно было чем-то разродиться! Все были в ожидании: что дальше сделает Путин и Москва? Но, к сожалению, пока что ничем это дело не закончилось.

— Буквально недавно Сергей Нарышкин заявил, что терпение исчерпывается, и Россия не собирается дальше гладить Киев за несоблюдение «минских соглашений». Тебе не кажется, что в этих событиях есть какая-то внутренняя механика, не видимая за туманом войны, которая, возможно, в ближайшее время подтолкнёт к разрешению ситуации?

— Хотелось бы на это надеяться, но давайте будем откровенными: Украина является не субъектом, а объектом «минских соглашений». В реальности переговоры идут не между Москвой и Киевом, а между Москвой, Вашингтоном и Европой. И если Европа уже немного устала от Киева, то Вашингтон продолжает активно поддерживать хунту, потому что это их сукины сыны. И, независимо от того, нарушает Киев эти соглашения либо не нарушает (на самом деле, конечно же, нарушает), решение будет приниматься не в Киеве, не в Москве, а сильно западнее... Я очень сильно надеюсь, что люди, сидящие в высоких кабинетах в Москве, поймут: проигрыш на Украине непосредственно отразится и на их судьбе. Потому что иногда политика Москвы кажется очень непоследовательной.

С одной стороны, без помощи России и, в первую очередь, гуманитарной, Республики бы просто не выстояли. Не секрет, что сейчас электроэнергия, газ, большое количество товаров поставляется с российской стороны. В 2014—2015 годах во многом Республики выживали благодаря гуманитарным конвоям, и экономическая поддержка России оказалась определяющей в том, что мы смогли выстоять. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что сейчас Россия находится не в той ситуации, когда она может принимать какие-то решения по Донбассу единолично. Это обязательно вызовет серьёзный конфликт и с Западной Европой, и с США. Поэтому судьбу Донбасса будет решать не Москва, не Киев, и уж, тем более, она не будет решаться на поле боя.

Эта война не имеет военного решения: и та, и другая сторона не имеет достаточно сил для проведения стратегически наступательных операций. Скорее всего, мы будем в такой ситуации «ни войны, ни мира» жить ещё несколько лет, пока не откроется какое-то окно возможностей. Возможно, у Западной Европы и США будет куча своих проблем с теми же мигрантами, может, очередной экономический кризис, может быть, украинская хунта, экономические проблемы у которой нарастают с каждым месяцем, решит все эти вопросы одной маленькой и не совсем победоносной войной... Так или иначе, но этот «гордеев узел» должен быть разрублен! Сколько пройдёт времени — никто не знает: мы можем лишь надеяться, что это окажется скорее раньше, чем позже.

— Иногда кажется, что эта война — как отдельный фрагмент к куда более масштабному противостоянию. Но можно со всей уверенностью говорить, что ситуация в 2016 году у нас гораздо лучше, чем в 2014-м, потому что мы не сорвались в пике в 2015-м — в кризис, рецессию, обвал... Отношения с Китаем уже просто союзнические, и это даёт надежду...

— Разделяю эту надежду, потому что мне тоже хочется, чтобы война скорее закончилась, чтобы я мог вернуться к себе домой и продолжать заниматься мирной жизнью. Но многие, как и я, не хотят возвращаться побеждёнными, более того, для нас эта война — личная. Я ещё раз повторюсь: невозможно мириться с тем, что 40 млн братского народа оказались сейчас под властью нацистов! У большинства из нас деды воевали в Великую Отечественную войну, для нас нацизм — это генетический враг, с которым невозможно мириться! И, общаясь с людьми с той стороны, я начинаю понимать, насколько эта пропаганда действенна. Вполне разумные ещё пару лет назад люди сейчас начинают рассказывать мне про полчища бурятов, напавших на Украину, и что они будут сражаться до последней капли крови, защищаясь от виртуального врага...

Люди живут в своей альтернативной Вселенной, в которой не действуют наши физические законы. У них каждый день — очередная победа над здравым смыслом! И если год назад я был уверен, что будет достаточно дойти до Киева, на две недели выключить телевидение, и народ начнёт постепенно выздоравливать, то сейчас я уже в этом не так уверен. Всё-таки, 25 лет антироссийской пропаганды и два года националистической сделали очень многое для того, чтобы целый народ превратился в информационных зомби. То же самое мы видели на примере германской нации: там было достаточно нескольких лет, чтобы народ, давший миру Шиллера и Гёте, превратился в толпу очень высоко технологичных людоедов. Украина не дотягивает до нацистской Германии, это всего лишь фарс, но от этого не становится менее ужасно. Да, это — враг, которого приходится воспринимать...

Я не буду врать, мы периодически обсуждаем новости с Украины, и каждый раз это вызывает смех. Тяжело воспринимать как врага людей, над которыми ты смеёшься, но, тем не менее, эти люди продолжают убивать стариков, женщин и детей. И я помню, что в том же 2014 году для меня наибольшим шоком было даже не то, что в Одессе, мирном городе, который всегда воспринимался как столица юмора, убили полсотни человек, а гораздо страшнее была реакция простых украинцев на это. Они искренне радовались зрелищу убиваемых сограждан! Шуточки про «горелую вату» и «жареных колорадов» показали, насколько там тонка грань между человеком и животным. И часть народа эту грань очень легко переступила, и вернуть их обратно в человеческое состояние будет очень сложно. Пусть 80% населения на Юго-Востоке Украины в Харьковской, Одесской и других областях поддерживают нас, но 20% — это те самые «упоротые», с которыми придётся работать. И помимо нефтепровода нам придётся строить на Украину ещё и «галоперидолопровод», потому что вся страна требует психологического лечения.

— Может, проще расстрелять?

— Тоже вариант (смеётся), но что-то же придётся с этими людьми делать! Вообще, изменения в германской нации произошли после катарсиса слома, обрушения Германии, её полного военного поражения. Мне кажется, что Украина не переживёт ближайших трёх лет. Хочу сказать, что ещё в 2014 году я надеялся, что это произойдёт гораздо быстрее, но дело в том, что они — это мы, только с промытой головой. И это упрямство — русский характер — его ведь никуда не деть! Беда в том, что у Украины как у нации нет положительной идеологии. Вся современная украинская государственность строится на отрицании: «мы не русские, мы всю жизнь страдали от „москалей‟, вот сейчас нас возьмёт под крылышко Европа, построит нам заводы, сделают промышленность, построят науку, и мы будем жить, как в Европе».

Они не понимают, что Европе не нужны 40 млн нахлебников в то время, когда у них есть Греция, Португалия, Румыния, Болгария и так далее. Можно содержать Прибалтику, которая в сумме составляет 2,5 млн населения, часть которого уже уехала в Западную Европу. Оставшихся можно содержать на европейские средства, но никто не будет сажать себе на шею ещё 40 млн! Сколько раз по долгу службы я общался с людьми с той стороны, и меня каждый раз удивляло, что они продолжают верить в то, что Европа даст им денег на хорошую жизнь. У них нет мыслей по подъёму собственной экономики, нет никаких планов по развитию образования, медицины, науки... Они верят, что как только им дадут безвиз, им сразу начнут платить зарплаты и пенсии в евро и обязательно — среднеевропейские! На вопрос о том, мол, ребята, ну подождите, вот та же Румыния давно в Европе, а вы видели, как там живут? — ответ: ну, это же какая-то Румыния, а мы — цитадель, самая главная европейская страна!

Беда в том, что на такой иждивенческой психологии можно протянуть год-два, но рано или поздно до самых «упоротых» начнёт доходить, что Европа и кружевные трусики им не светят, по крайней мере, в этой жизни, и кто-то должен быть в этом виноват. Украинцы виноватыми не могут быть ни в коем случае! Достаточно вспомнить 2004 год — эти замечательные перевыборы Ющенко, когда буквально через год раздались обвинения в сторону России и «москалей», мол, это вы специально нас заставили голосовать за Ющенко, чтобы нам было плохо! Я тогда первый раз столкнулся с непониманием: подождите, вы же неистово орали, что «москали» хотят посадить вам на шею Януковича, которого вы ненавидите, а вы в пику «москалям» проголосовали за Ющенко, и теперь этих же «москалей» обвиняете в своём выборе! Более чем уверен, что через пару лет раздадутся обвинения «москалей» в том, что «москали» устроили Майдан, чтобы посадить на шею украинцам Порошенко. Я даже подозреваю, что такие обвинения уже где-то начинают появляться. И когда станет понятно, что уровень жизни окончательно падает, цены растут, а зарплаты сокращаются, кто-то должен будет стать виновным. Скорее всего, на этом месте опять окажемся мы. Другое дело, что, может быть, действительно имеет смысл дать Украине лет пять пожить самостоятельно, за собственный счёт? Чтобы у них на какое-то время появилась прививка от идиотизма?

— Но мы не можем сейчас говорить об Украине как о едином государстве, ведь Порошенко фактически не управляет страной, потому что в западных регионах — свои сепаратисты, поглядывающие на Венгрию и Польшу, в Одессе творится чёрт знает что, и сбоку Саакашвили, в Херсонской области сидит крымско-татарский калган и так далее... Протянет ли Украина ещё пятилетку в таком режиме?

— Пока их объединяет общий враг. Пусть и выдуманный, но общий. Когда Украина проиграет войну (а я более чем уверен, что она её проиграет), неизбежно начнутся поиски виноватого. И, самое главное, попытки региональных лидеров урвать кусок для себя. Никто не захочет тонуть в общей лодке. Каждый будет пытаться спастись на собственном плоте.

— Стоп! Если Украина проиграет войну, то, вероятно, должен быть какой-то институт генерал-губернаторов, какая-то денацификация...

— Честно говоря, я бы не рассчитывал на денацификацию, учитывая общий курс в России, взятый на восхваление «белой идеи», включая пресловутую доску Маннергейма... В любом случае, для того, чтобы в Киеве случилась денацификация, должна быть политическая воля. Я боюсь, что тот же Запад не даст Украине развалиться целиком и полностью. Да, какие-то куски могут отойти к Польше, может быть, к Венгрии, да, Запад будет вынужден смириться с конфедеративным устройством Украины, когда де-юре страна с таким названием сохранится, а де-факто будет несколько самоуправляемых областей.

— То есть, фактически, идеальным вариантом был бы нацистский переворот в Киеве, приход к власти предполагаемого триумвирата Аваков-Парубий-Наливайченко и резкий натиск на Восток по примеру хорватской операции?

— Да, но только у хорватов получилось при помощи Европы. Россия тогда Сербской Краине никак не могла помочь в связи с внутреннеполитической обстановкой и территориальной удалённостью. В нашей же ситуации все прекрасно понимают: да, Киев может мобилизовать всё мужское население, вооружить их, и они могут тупо завалить нас трупами, как любят про это рассказывать либеральные историки. Но будет тяжело удержать эту победу, потому что, всё-таки, у нас общая граница с Россией, и при необходимости, когда будет совсем уже патовая ситуация, я более чем уверен, что Россия не допустит силового захвата Республик. В лучшем случае для Украины это закончится вторым Иловайском или Дебальцево.

Но им, по большому счёту, и не нужна победа в этой войне: им нужно кровопускание, им нужно обозначить ещё раз, по какой причине украинцы не живут так, как в Европе. Вот тысячи лет «москали» угнетали свободолюбивых, талантливых и трудолюбивых украинцев, и именно поэтому Украина до сих пор в заднице, а не потому, что там мало кто хочет работать на будущее. Вот в очередной раз чуть было не вошли в Европу, но на нас напали орды каких-то очередных бурятов из «Мордора», и все деньги ушли на эту войну.

К сожалению, сейчас Украина подвержена культу смерти. Эти воспевания «небесной сотни», «небесной тысячи», кучи репортажей про людей с оторванными руками и ногами, которым дарят значки и воздушные шарики... Люди просто не понимают, какой это ужас! Это сейчас у них пока ещё эйфория, но пройдёт пару лет, и тысячи людей, ставшие инвалидами на непонятной войне, лягут тяжёлым бременем на ту же экономику, и никто про них уже не будет вспоминать. США это пережили в своё время на вьетнамской войне, Россия это пережила с чеченской и афганской войнами. Украине ещё всё это предстоит. Но сейчас каждый очередной гроб, приходящий с Юго-Востока, становится поводом для митинга и массового размахивания флагами. Украина больна, и ей предстоит долгий путь восстановления...

— То есть, считаешь, что никакого радикального решения не существует, будет всё долго, сложно и трудно?

— Скорее всего, да, и надо быть готовым, что война будет тянуться ещё несколько лет. И я уже приводил этот пример: сейчас война похожа на матч между боксёрами равных весовых категорий, примерно 18-й раунд, и уже не важно, у кого быстрее реакция, у кого больше мышцы... Главное, кто последний останется на ногах. Вот наша задача сейчас простоять и не разделить судьбу Сербской Краины. Наша задача продержаться до того момента, когда кризис на Украине выльется в смену власти. Может быть, на смену украинской хунте придут более здравомыслящие политики. Тогда с ними можно будет договориться о конфедеративном устройстве страны. Может быть, на смену нынешним «упоротым» придут совершенно отмороженные нацики, и с ними тогда всё равно будет проще: тогда будет решаться всё на поле боя. И, я надеюсь, Россия нас в этот момент не оставит. Но пока что наша задача — сцепить зубы и держаться!

— Проще говоря, сохраняем спокойствие и запасаемся терпением?

— Да, сохраняем спокойствие и ждём русских!

— Хотелось бы! На этой ноте и закончим, жди в гости!

— Всегда рады!

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm