информационное агентство

«Мы не теряем Украину, мы её возвращаем». В Донецке выступил российский публицист Дмитрий Куликов

11.02.21      Вадим Мухобоев
«Мы не теряем Украину, мы её возвращаем». В Донецке выступил российский публицист Дмитрий Куликов

В донецкой библиотеке имени Крупской прошло выступление российского политолога и телеведущего Дмитрия Куликова. Куликов — заметная фигура в российской публицистике. Его эмоциональные выступления не оставляют равнодушным, даже если не по всем пунктам соглашаешься с оратором.

В своём вступительном слове московский гость особое внимание уделил искажённым смыслам, вернее всякому отсутствию оных, в украинском обществе.

«Во что верят на Украине? Ни во что. Там просто есть какой-то набор лживых конструкций. Такой лживой конструкцией является сам Зеленский. Но эти декорации нужны, чтобы прятать реальность. Реальность заключается в том, что на всей той территории установлена прямая американская власть, которая осуществляется через олигархов и националистические силовые подразделения. Вот это реальность.

Поскольку эту реальность описать нельзя, это запрещено, то нужно ещё создать ширму, которая будет эту реальность прикрывать. Вот в роли такой ширмы выступает весь украинский политикум.

Так что ни во что они не верят. В безвиз они верят. Вот есть безвиз — это достижение, а смерть страны, населения — это нас не касается».

Рассказал Дмитрий Куликов и о своих впечатлениях от нашумевшей Доктрины «Русский Донбасс» — документе на 47 страниц, который стал символом стремления Донбасса занять своё место в рядах русского мира.

«Я считаю, это очень качественно, классно, очень точно сделано. Очень простым, понятным языком без всякой наукообразности. Всё строго по делу. Этот документ фиксирует расставание с этническим политическим украинством и национализмом, как неприемлемым. Это историческое самоопределение людей, живущих здесь, которые считают себя русскими».

Отвечая на вопрос об изменениях в ДНР по сравнению с предыдущей поездкой на Донбасс в 2017 году, Дмитрий Куликов сказал следующее:

«Мне вот люди здесь говорили: „Понимаешь, дело даже не в том, что тяжело. Работы не хватает, зарплата маленькая, пенсия — это всё есть. Но, в принципе, мы как-то привыкли к этому, и не то, чтобы согласились, но это не является главным раздражителем. А вот некоторая неопределённость, она угнетает больше, чем тяжёлая повседневность?.

Но сейчас я понимаю, что на самом деле существует очень большая степень определённости. Всё ясно — где мы, куда и зачем. Мне кажется, перелом происходит в том, что люди всё больше понимают — всё уже определено, жить и работать надо на этом, а как конкретно оно, (признание Россией) оформится, в каких обстоятельствах, и в какой момент — это, конечно, важно, потому что это будет очень символический момент, очень высокая нота, но в том и дело, что она символическая. А реальная жизнь, она независимо от этого момента происходит.

Меня спрашивают, ну а когда же оформят нас? Или признанием, или вхождением, или союзом? А оно будет оформлено в тот момент, когда сложатся все обстоятельства, когда это будет наиболее удачный и выгодный для нас момент.

Новые ситуации будут создавать новые возможности. По большому счёту, у них (у Запада, прим. авт.) там всё хреново. Поэтому их возможности будут сужаться. А мы сужением их возможностей должны будем воспользоваться.

Самое главное, как мне кажется, появилась уже вера у людей, что судьба уже решена. Я всегда так говорил, поверьте мне, ваша судьба решилась. В мае четырнадцатого года вы ещё решили. Ну и в начале июня, когда с оружием в руках пошли. И в тот момент, когда президент России сказал всему миру — „Мы не дадим задавить их силой?. Он сказал это прямым текстом. Вот в этот момент решилась судьба Донбасса. Вы выстояли, и продолжаете стоять, и Россия не дала, и не даст задавить вас силой. Вот на самом деле воссоединение произошло именно тогда».

Много всего интересного было сказано по поводу стратегии России в отношении тех русских людей, которые сейчас проживают на Украине.

«На самом деле, мы не теряем Украину, мы её возвращаем. Вот смотрите, двухмиллионный Крым. Это что было, Украина? Он же вернулся, правда? А на Донбасс посмотрите. Поэтому то, что мы имеем с четырнадцатого года — это не процесс потери Украины, это процесс пошагового её возвращения к маме родной. Причём тех, кто этого хочет, и кто докажет, что этого достоин. Вот Крым и Донбасс доказали, а Донбасс вообще, особенно доказал. Доказал, что это не случайное решение, и это не ветром навеяло.

А когда мне говорят, а как же тот же Днепропетровск, там же тоже русские люди, я говорю, да, только они пока не поняли, что они русские. Они об этом забыли. И жизнь у них настолько пока что ещё приемлемая, что у них нет необходимости это вспоминать. Мы никого не собираемся облагодетельствовать и насильно куда-то тащить. Вот кто хочет по-настоящему и докажет, что он по-настоящему хочет, тот сможет прийти. И Россия даже будет для этого что-то делать. Но никаким другим способом.

Вот сколько раз говорили, мол, дойти до Киева могли бы войсками... Могли бы. А что потом со всем этим делать? Это же очень сложный вопрос. Мы должны были бы проводить денацификацию, деукранизацию, борьбу со всеми так называемыми партизанами и диверсантами. И это, не говоря уже о внешней политике. И зачем это? Тем более что они в большинстве своём этого не хотят. Даже в так называемых Юго-Восточных областях.

Подрастает новое поколение, которому задурили голову полностью. Но оно-то подрастает, а вот его мышление будет формироваться тем, что с ними будет происходить. Я почему-то думаю, что ничего хорошего с ними происходить не будет в ближайшие годы.

Я вот ещё что скажу. Трудная жизнь у Донбасса? Безусловно. Но у Донбасса есть гарантия будущего. Вот у нас с вами есть гарантия России и нашего будущего. Гарантия большой страны, большой цивилизации. А у Украины её нет. Вот в этом разница. И если кто-то там думает, что жизнь будет прекрасна и удивительна, какой она была до этого, то нет, она с каждым днём будет всё хуже, сложнее и тяжелее. Вот тогда и посмотрим, кто куда захочет. Но у нас принцип простой — кто не хочет, тот нам не нужен».

Конечно, некоторые тезисы действительно весьма и весьма дискуссионны. Не кажется справедливым, что Донбассу семь лет пришлось жить в условиях, близких к военным, чтобы доказать своё право называться русскими. С другой стороны, очевидно, что без помощи России не удалось бы продержаться и семи месяцев. Поэтому всё относительно. Так или иначе, Дмитрий Куликов на высочайшем уровне умеет убеждать аудиторию в верности своих суждений, сколь бы неоднозначными они не были.

Донбасс стал Россией, и когда-то наступит тот пресловутый максимально удобный и выгодный момент, когда де-факто превратится в де-юре.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm antifashisttm