информационное агентство

Пекоты «американской мечты»

11.04.21      Владимир Скачко
Пекоты «американской мечты»

По идее, это сообщение должно было бы потрясти сегодняшнюю вздыбленную кровью и страстями протестов Америку, открыть ей глаза на фальшивый цинизм происходящего, отрезвить горячие головы борцов, вернуть здравый смыл в политику и жизнь государства, охладить пыл противостояния и т.д. и т.п.

Однако ничего этого нет! И не будет. Оттого, что банально тайное опять стало явным. Просто вскрылась неблаговидная часть точно такой же грязной и циничной, густо замешанной на деньгах «большой игры». Большой по названию, но мелкой по сути. По основополагающей американской сути: цена каждого вопроса — это деньги, всё должно измеряться вожделенной прибылью, и только в этом есть смысл того, что делается или вокруг происходит.

Речь, конечно же, идёт о том, что в США стало известно: некая чернокожая активистка Патрисс Хан-Каллорс не просто сказочно обогатилась и прикупила себе домишечко стоимостью в 1,4 миллиона долларов. Сделала она это в одном из самых белых регионов Калифорнии, приобретя «уединённый мини-комплекс, спрятанный в удалённом каньоне Топанга в Лос-Анджелесе». Местный сайт недвижимости «Dirt» это подтверждает. И вот в этом «уголке рая на земле», согласно официальным данным, неиспаноязычные белые люди составляют 82,3% населения, в то время как чернокожие афроамериканцы — всего 1,64% населения.

А «изюминка на торте» этого вопроса в том, что упомянутая Патрисс Хан-Каллорс — не просто темнокожая, и не просто активистка. Она — соучредительница знаменитого и наделавшего столько шума движения «Black Lives Matter» (BLM в переводе с английского — «жизни чёрных важны»). В 2014 году Патрисс вместе с ещё двумя явно неравнодушными дамами — Алисией Гарза и Опал Томети — запустила в соцсетях хэштег #BlackLivesMatter в ответ на оправдательный приговор некоего добровольного помощника полиции Джорджа Циммермана, который застрелил чёрного подростка Трэйвона Мартина. Алисия тогда написала в «Фейсбуке» «любовное послание афроамериканцам» со словами в конце: «Чёрные люди. Я люблю вас. Я люблю нас. Наша жизнь имеет значение. Жизни чёрных имеют значение». Ну а Патрисс с Опал расшарили это хэштегом и... стали знаменитыми — идея попала в струю и мейнстрим.

К 2020 году, после гибели от рук белого полицейского чернокожего преступника-социопата и наркомана Джорджа Флойда, ненасильственное движение афроамериканцев против полицейского и прочего насилия по расовому признаку превратилось в мощнейшее и далеко не мирное оружие в руках политиков-демократов и фактически стало знаменем расизма наоборот — «чёрного расизма», который и в США, и по всему миру вылился в столкновения с полицией, грабежи, поджоги автомобилей, вандализм в отношении исторических памятников и беспричинные, лишь за цвет кожи, избиения, унижения и издевательства белых. Их просто ставили на колени и заставляли целовать обувь чёрных. В знак раскаяния якобы «за столетия рабства».

И вот предводительница BLM покупает имение — главный дом с тремя спальнями и двумя ванными комнатами и отдельный гостевой домик с одной спальней и одной ванной, отдельным входом и гостиной с мини-кухней — далеко от тех, за чьи права она борется много лет. Для неё её борьба практически закончена — «американская мечта» сбылась. Она богата и состоятельна во всех отношениях, пришло время почивать на лаврах и проедать заработанное в кругу приличных соседей, пополняя «запасы», не исключено, периодическими рецидивами — включением в новые витки борьбы BLM за права новых чернокожих. С новой капитализацией протестных лозунгов себе на карман.

Как уже писал «Антифашист», движение BLM привело к тому, что даже во время празднования 400-летия высадки первых колонистов с корабля «Мэйфлауэр» на американскую землю в 1620 году было предложено рассматривать с точки зрения соблюдения прав коренного населения — индейцев, которые фактически стали жертвами тотального геноцида во время завоевания Америки белыми колонистами — истребления туземного населения и продажи его в рабство.

Долгое время американцы жили по принципу «хороший индеец — мёртвый индеец». А если не мёртвый, то хотя бы изолированный от белых в резервации, откуда выходить можно только с разрешения белых. Работорговля процветала не только чёрными людьми из Африки, но и красными — индейцами — из Америки. Началось это почти сразу после появления белых на североамериканской земле нынешних США. Такова была логика колонизации новых земель. Первыми колонистами были люди, которые в своих бывших родинах либо имели проблемы с законом, либо преследовались по тем или иным причинам. Как отцы-пилигримы с «Мэйфлауэра», которые исповедовали пуританство, и которым из-за этого не было места в тогдашней Англии и подконтрольных ей территориях в Европе. Из-за неприятия политических или религиозных реалий они уходили, точнее, уплывали на поиски новых земель для «града на холме», где и намеревались осуществить свои идеи по своим же новым принципам. Так появилась пресловутая «американская мечта».

Индейцы сначала не имели ничего против этой самой «мечты», но очень скоро поняли, что пришельцы собираются осуществлять свои грёзы за их счёт. Сгоняя их с земель, убивая несогласных и протестующих, уничтожая под корень членов их семей или изолируя их от себя любой ценой. Действовали белые жестоко и безжалостно. Как в фактически первой крупной войне североамериканских колонистов с индейцами из племени пекотов, проживавших на территории современного штата Коннектикут.

Так называемая «Пекотская война» началась 385 лет назад, в 1635 году, через 15 лет после появления первых белых в этих местах, с убийства уважаемого торговца Джона Олдема. Убили его индейцы из племён наррагансеттов и их союзников, восточных ниантиков, которые таким образом хотели навредить пекотам — своим главным конкурентам в торговле с колонистами. Нарранагансетты смогли убедить власти колонистов в виновности своих соперников. А прибывшие в Америку эмигранты из Колонии Массачусетского залива послали против индейцев карательный отряд, который начал наказывать — разорять огнём индейские деревни и истреблять сопротивляющееся население.

Началась двухлетняя война, в которой пекоты одни не покорились колонистам и фактически стали жертвой разногласий с другими индейскими племенами и предательства с их стороны. Очень мало было в той войне от того благородства, чести и мужества что романтических и благородных индейцев, что белых колонистов, чем давно, в зависимости от конъюнктуры, так любит пичкать современная масс-культура.

Это была настоящая кровавая бойня, которая шла с переменным успехом. Колонисты применили против индейцев тактику выжженной земли — вместо бездарных попыток состязаться с аборигенами в сражениях на их исконной территории с осени регулярно совершали набеги на их поля и продовольственные склады, уничтожали продовольствие, загоняли индейцев в леса и болота и морили там годом. Либо убивали или захватывали в плен обессиливших и сдающихся.

К лету 1637 года всё в этой войне было решено. Войска колонистов в майе 1637-го напали на главную деревню пекотов, население которой состояло в основном из женщин, детей и пожилых мужчин. Воины-пекоты во главе с вождём Сассакусом ушли на территории соседних индейских племён и были преданы ими. Более того, другие индейцы-алгонкины из родственных пекотам племён метаоков, могикан, мохеганов, мохоков и прочих переходили на службу к англосаксам и помогали им убивать сородичей.

После заключительной резни на реке Мистик часть пекотов во главе с вождём Сассакусом смогли вырваться из окружения и спрятаться в землях мохоков, но те убили Сассакуса, обезглавили его и голову переслали в Хартфорд (нынешний административный цент штата Коннектикут). Как подтверждение дружбы с английскими колонистами.

Дружбы, как вы понимаете, не получилось. Даже после истребления пекотов, которые перестали играть важную роль в Новой Англии. До войны их было 3—4 тысячи человек, которые населяли 8—10 деревень. После войны осталась половина, значительная часть которой была элементарно продана в рабство в Вест-Индию, на острова, рубить тростник и гибнуть от малярии.

Это стало недоброй традицией первых колонистов. Они истребляли индейцев, стравливая их друг с другом, останки их вождей использовали для устрашения, а выживших продавали в рабство или загоняли в резервации. Например, через 40 лет на тех же землях чуть севернее в Плимутской колонии вспыхнуло названное «войной короля Филиппа» восстание индейцев вампаноагов под предводительством вождя Метакома, который собирался объединить всех индейцев и общими усилиями вообще изгнать коварных «бледнолицых» с индейской земли. Назад, за Атлантический океан.

В конце концов, Метакома предали все, и из засады его убил индеец-предатель, которому передали руку убитого им вождя, он продал её позже «коллекционерам». Само тело Метакома разрубили на куски и повесили на дерево, а голову насадили на кол рядом с Плимутом, где она оставалась в течение 20 с лишним лет. В той же засаде был захвачен в плен его верный союзник Аннаван, военный вождь племени поканокет, доверенный советник и стратег Метакома. Так вот его, раненого, привезли в Плимут, где его буквально растерзала остервеневшая толпа горожан. Голову вождю тоже отрубили, насадили на кол и выставили напоказ на городской площади.

А за десять дней до гибели Метакома колонисты захватили в плен жену Метакома — Вотонекануске и их девятилетнего сына. Восемь месяцев спустя сына продали в рабство в Вест-Индию за 30 шиллингов. Та же участь постигла и Вотонекануске. Для них «американская мечта» закончилась вот так.

Для тех же пекотов, кому посчастливилось всё же остаться на родной земле, в 1650 году была создана первая в истории США резервация. И к 1762 году численность пекотов сократилась до 140 человек, а к 1910 году она упала до 66 человек. Перепись 1990 года зарегистрировала в США 679 пекотов, а перепись 2000 года — 1283 человека (из 2797 человек, сообщивших о принадлежности к племени пекотов, а также другим племенам и расам).

Но и это ещё не всё. В настоящее время на территории штата Коннектикут обитает несколько общин пекотов, главным образом, в двух резервациях. Первая: Машантакет-Пикуот площадью свыше 8 кв. км. Там живут машантакетские пекоты: 796 зарегистрированных членов общины в 2005 году. Сейчас немного больше. Но более половины из них — смешанного пекот-негритянского и пекот-белого происхождения. Чистокровными пекотами были лишь предки третьего и более отдалённых поколений.

Вторая резервация — Покатук-Истерн-Пикуот площадью около 91,5 га. Там живут представители общины Paucatuck Eastern Pequot Tribe (восточное племя пекотов-паукатуков), которая с 1989 года добивается официального признания на федеральном уровне, и которая насчитывала в 1998 году около 150 членов, в значительной мере смешавшихся с белыми. А также группы, под названиями Eastern Pequot Nation (восточная нация пекотов) и Southern Pequot (южные пекоты), которые тоже добиваются официального признания на федеральном уровне с 1978 года. Их численность — более 100 человек с большой долей негритянской и португальской крови.

Но самое важное в другом — машантакетским пекотам из первой резервации единственным 18 октября 1983 года удалось добиться официального признания полноценными гражданами США, пострадавшими от геноцида. И с 1992 года эти пекоты управляют казино «Foxwoods Resort Casino» в небольшом городе Ледьярде в штате Коннектикут.

Казино сегодня является крупнейшим в США и третьим в мире после аналогичных заведений в китайском Макао. Оно входит в курортный комплекс, который объединяет, кроме того, гостиницу, бассейны, площадки для гольфа. Его площадь составляет почти 18 тысяч квадратных метров, на которых установлено 3 854 «одноруких пирата» и 234 игровых стола. За игровыми столами можно поучаствовать в рулетке, покере, баккаре, блэк-джеке и других играх. Одной из популярных забав является игра в бинго — в самом большом казино мира установлено около 3,5 тысяч столов для этой игры. И вся предпринимательская деятельность приносит этой общине недоистреблённых некогда пекотов валовой доход от 1 до 1,5 миллиарда долларов в год.

Трудно вот сразу оценить деятельность потомков, которые на крови своих предков зашибают бабло и развлекают потомков их убийц и сами наживаются. Но для этих пекотов страсти и деньги лудоманов — это их «американская мечта». Тоже как бы осуществлённая. Эти пекоты хоть и через сотни лет после гибели из предков переиграли «бледнолицых» в их живой и поныне игре — по-быстрому обогатиться на новых землях и за чужой счёт. Теперь счёт вроде бы ведут пекоты. Они, вышибая бабло из белых, всем доказывают, что Indian Life Matters — жизнь индейцев имеет значение.

Нравственно служить в их пользу может и то, что ещё 11 сентября 1998 года они открыли самый крупный и дорогой (за 193 млн. долл.) «Mashantucket Pequot Museum and Research Center» — музей и исследовательский центр машантакетских пекотов. И даже вкладывают средства в возрождение родного и забытого пекотского языка. Членом общины этих пекотов может стать любой потомок жителя резервации. Но только зарегистрированного переписями 1900 или 1910 годов. Чтобы, значит, никто не примазывался. А то ведь американцы любят это...

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ