Русский политзаключённый Сергей Середенко не сдаётся в эстонских застенках

Из эстонской тюрьмы вышел на связь к своему другу Александру Гапоненко русский омбудсмен Прибалтики Сергей Середенко — политзаключённый, с марта 2021 года находящийся под арестом в Таллине по обвинению в госизмене.

«Бодр духом, весел, насколько может быть весел человек, осуждённый на 5,5 лет тюремного заключения за то, что защищал права русских в Эстонии, да и в Европе в целом. Как будто и не прошёл год со времени его последнего звонка из той же самой тюрьмы. В то время Сергей передал на волю мне и другим правозашитникам множество материалов, которые повергли в шок эстонскую Фемиду. За это она запретила правозащитнику общаться с волей, сославшись при этом на секретность дела», — рассказал Гапоненко.

К слову, сам Гапоненко — известный латвийский правозащитник — в феврале текущего года был осуждён судом Латвии к 1,5 годам тюрьмы условно и двум годам надзора по трём политическим статьям.

«Секретность» же дела Середенко состоит в том, что он осмелился критиковать Эстонию на международных площадках ОБСЕ, Совета Европы, Европарламента и ООН. Которые, кстати, и создавались для того, чтобы обсуждать вопросы нарушения прав человека.

Но официальному русофобскому Таллину было нечем ответить на справедливую критику правозащитника, поэтому эстонская власть стала его глушить «большой дубинкой КАПО» — местной политической охранкой. При этом судьи и прокуроры побоялись открыто чинить расправу, «задёрнув» занавески некоей секретности.

Отметим, что одним из главных обвинений против Сергея Середенко было получение им от российского фонда денежных средств на поездку на сессию ОБСЕ в Варшаву.

«Помню эти поездки, поскольку во многих из них мы пересекались. В одной мы представляли нашу совместную брошюру „Преследование правозащитников в Прибалтике‟. Книга эта до сих пор размещена на сайте организации как модельная для других стран Европы. Пока Середенко делал по ней доклад, ко мне подошёл явно представитель эстонских спецслужб и попросил дать ему два дополнительных экземпляра брошюры. Я выделил затребованное количество и сказал в напутствие, мол, читайте и впредь не допускайте нарушений. Прочитать-то они прочитали, вот только текст использовали, как доказательство вины автора. А ОБСЕ промолчала, мол, моя хата с краю», — отметил Гапоненко.

Собственно, сам Середенко всегда говорил о том, что в нынешнем мире ни ОБСЕ, ни Совет Европы, ни Европарламент, ни ООН больше никакой роли не играют, причём, не только в правозащитном контексте.

Политзаключённый сожалеет, что эстонские спецслужбы украли у него две электронные рукописи книг: «О проблемах идентификации нацизма» и «Об академической свободе». Рукописям грозит уничтожение.

«Попытался утешить друга расхожей фразой о том, что рукописи не горят, но вовремя осёкся. Горят рукописи, да ещё как горят! Да и авторы книг „сгорают‟ в тюрьмах и прочих карательных учреждениях... Сергей передаёт искреннюю благодарность всем тем, у кого хватило смелости вступиться за него: и депутатам, направившим письмо поддержки в суд, и журналистам, которые писали статьи о его „кейсе‟, и тем, кто писал в тюрьму письма и посылал деньги, и тем, кто стоял в пикетах», — передаёт Гапоненко.

Считаем, что в сложившейся ситуации необходимо продолжить позиционирование Сергея Середенко в общественном пространстве, как политзаключённого. Возможно, это позволит улучшить его статус в тюрьме, добиться пересмотра приговора и, в конце концов, сократить срок его заключения. Ведь та же «Amnesty International», как, впрочем, и подобные ей западные организации, русских правозащитников не считают за людей, не оказывая им никакой помощи и публичной поддержки.

«Это мы, русские люди, должны признать Сергея Середенко политзаключённым и упоминать о его судьбе при всяком подходящем случае. Помогите мне в реализации этой идеи!», — обращается Александр Гапоненко ко всем неравнодушным, в том числе, к журналистам.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments