Украинские изуверы уходят от наказания. Законы военного времени или продолжим международные апелляции?

Тело Виталия Б., донецкого мобилизованного, всего три месяца прослужившего на защите города, было передано в обезображенном состоянии — четвертованным, скальпированным, с отрезанными носом и ушами, выколотыми глазами. На останки погибшего украинские боевики, к которым он попал в плен, небрежно бросили военный билет. На опознании тела в морге у двоюродного брата Виталия произошёл сердечный приступ. Тело хоронили в закрытом гробу. Эта трагедия произошла несколько недель назад в семье моих знакомых.

На днях в Луганске зафиксировали следы пыток над военнослужащими ЛНР. Их тела были переданы украинской стороной. Луганские судмедэксперты пришли к заключению, что у погибших военнопленных ещё при жизни были отрезаны уши, прострелены ноги, у одного из солдат сломана шея.

«На теле погибшего видны прижизненные следы пыток — это и переломанная фаланга кисти правой руки, и переломанная левая кисть, и след от огнестрельного ранения на левой конечности в районе голени. Согласно свидетельству о смерти, он погиб от острого кровотечения. На кожном покрове на спине, на лопатках явные следы соприкосновения с горячими предметами, предположительно, это была лампа. Правое ухо погибшего также имеет следы пыток в виде надрезов ушной раковины», — рассказала сотрудник морга.

Теперь материалы будут переданы руководителю луганского офиса Международного Комитета Красного Креста Биляне Милошевич для направления в штаб-квартиру в Женеве. Это прямые доказательства применения украинской стороной пыток и истязаний в нарушение женевских конвенций об обращении с военнопленными. Тела запытанных в украинском плену бойцов после проведения освидетельствования переданы для захоронения родственникам.

Масштаб зверских пыток и казней российских пленных украинскими садистами в погонах были вынуждены отметить даже на международном уровне, где слепота и глухота в отношении любых преступлений Украины соблюдались все годы конфликта. Зампредставителя Генсека ООН Фархан Хак заявил, что получены вызывающие доверия сообщения о случаях казни военных, пленённых украинской стороной. По словам Хак, глава мониторинговой миссии по правам человека ООН на Украине Матильда Богнер провела беседы со 159 военнопленными, задержанными Россией и 175 военнопленными, задержанными Украиной. В результате получены данные о том, как власти Украины относятся «к пленным, задержанным». Богнер сообщила, что «миссия получила достоверные обвинения в казнях и в нескольких случаях — в пытках», а сотрудники Всемирной организации задокументировали случаи пыток и жестокого обращения, которые совершали военнослужащие ВСУ и нацгвардии. По словам Богнер, случаи пыток и жестокого обращения с российскими военнопленными зафиксированы, в основном, при захвате, допросах и перемещении в пересыльные лагеря и места интернирования.

«Военнопленные из российских вооружённых сил утверждали, что их били кулаками и ногами по лицу и телу после того, как они сдались, а также во время допросов военнослужащими украинских вооружённых сил. В ряде случаев военнопленным наносили ножевые ранения или пытали их электрическим током сотрудники украинских правоохранительных органов или охранявшие их военнослужащие», — отметила глава мониторинговой миссии ООН.

В докладе Богнер зафиксировано, что многие российские военнопленные рассказывали о плохих и унижающих достоинство условиях содержания: их помещали в грузовики и минивэны, голыми, со связанными за спиной руками, а в одной из колоний в Днепропетровской области пленные подвергались так называемым «избиениям в качестве приветствия».

«Украинские власти начали расследования этих сообщений. Однако мы не увидели продвижения в этих расследованиях», — подчеркнула Богнер и напомнила, что преследование участников конфликта за простое участие в боевых действиях запрещено международным гуманитарным правом.

Также известно, что 17 ноября украинские боевики под руководством советников из стран Запада провели показательные карательные акции в отношении жителей Херсона, не выехавших на левый берег Днепра. Известно о расстреле 39 пророссийских активистов. В российском Совете по правам человека призывало провести «всестороннее расследование» всех известных фактов и добиться наказания виновных в соответствии с нормами международного и национального права и направили обращение к ООН и правозащитным организациям Азии, Африки и Латинской Америки. Судя по всем этим обращениям, Россия продолжает тактику «войны в белых перчатках», когда в ответ на зверские истязания и казни российских военнослужащих в украинском плену посылаются протесты и призывы, падающие в пустоту. Даже признание зверств украинских вояк международным сообществом не приводит к результатам: Богнер открытым текстом сказала — «украинские власти никак не реагируют».

А зачем реагировать, если украинские власти сделали ставку на войну беспощадную, жестокую и истребительную ко всему русскому и градус жестокости повышается с каждым днём. На это направлены и многочисленные видео расправ с пленными бойцами и мирными жителями, выбравшими российскую сторону, и прямые указания украинских командиров своим подчинённым «Зайдя в село — расстреливайте всех», — украинские военные 25-й бригады ВСУ на видео рассказали, что такой приказ им отдали командиры.

А пытки и казни украинцы практиковали всё время, совершенствовали изуверский арсенал, и ни о какой гуманности речь даже не шла. Все восемь лет выжившие пленные, переданные по обмену, проходили семь кругов ада в украинских застенках и возвращались в ЛДНР искалеченными.

Бывший командир луганского ополчения с позывным Шахтёр рассказывал: «Видел обмены пленных, которые происходили после заключения „минского сговора‟ — нам отдают „мешки с костями‟, призраки людей. А мы взамен отдаём Украине её солдат, откормленных и отдохнувших. Помню, как обменяли двух наших пленных на двух украинских десантников. „Аэромобильники‟ пошли к своим на своих ногах. Наших выкинули из машины как мешки: переломаны все кости, отбиты все внутренности, вероятность, что выживут — почти нулевая».

Известный российский волонтёр Галина Созанчук с болью и опустошением вспоминала, как потеряла своего товарища, сопровождавшего и охранявшего гуманитарную миссию: «Ночью привезли Саньку с отрубленными руками и выколотым глазом. Он был захвачен в плен, но мы до последнего момента надеялись, что он останется в живых...».

Ополченец Алексей Шеховцов рассказал о пытках электротоком и удавкой. Бойцу ополчения Виталию Коробкову отрезали указательные пальцы, снимали это на видео и распространяли в Интернете. Ополченец Дмитрий рассказал, как его закапывали живым в яму, имитировали расстрел, поджигали надетый на его голову мешок.

Луганскому бойцу-снайперу в Новосветловке прилюдно, согнав местных жителей, топором отрубили руки. Было и такое, когда привязывали руки ополченцев к отверстию выхлопных труб танков и газовали. Через несколько минут вместо рук были обугленные обрубки. Одного из разведчиков-ополченцев после нескольких дней пыток привязали за ноги проволокой к БТР и возили по оврагам, потом бросили его труп в канаву. У коменданта Старобешево насмерть запытали сына, привязав к БТР. В аэропорту Донецка бойцы ДНР нашли тела трёх своих товарищей, танкистов, которых украинские вояки взяли в плен. После жестоких пыток они были задавлены украинским танком, который разворачивался несколько раз. Когда бойцов нашли, состоялась эксгумация, прошло перезахоронение. Вспоминавшие об этом командиры прямо говорили, что такие пытки и казни — это фашизм в чистом виде.

Во рву с трупами, куда его сбросили с целью устрашения, побывал офицер-афганец Михаил Шубин. «Ушла земля из-под ног, я упал на что-то непонятное, чавкающее. Руками потрогал, а это человеческие конечности, тела. Женщины, мужчины лежат. У кого живот вспорот, у кого горло перерезано, шея сломана. Человек шесть-семь», — рассказывает Михаил.

Всё это происходило ещё с 2014 года и с тех пор ничего не изменилось. Вот новые случаи и рассказы, как поступают украинские изуверы с российскими военнопленными. Российским военнослужащим ломали носы, били по ранам и практически не кормили. Раненых часто добивали, чтобы «не возиться с ними».

Бывший пленный Александр Т. рассказал: «Мой товарищ стоял на коленях, руки за голову, сдался. И украинский военный с разворота пустил в него очередь из автомата. Мы все лежали лицом в землю, нас начали отводить по одному в машину. Одному сломали нос. Меня начали поднимать, спросили, куда ранен. Сказал, что в левое бедро. Мне туда прилетело с ноги. Я начал кричать от боли. Тащили волоком».

«Наших парней подвергали пыткам током, были постоянные избиения», — вспоминает вернувшийся домой Юрий Сикач. Артур Клинов вспоминает, что «Ходили просто левые люди, избивали. Двух парней из Донецка застрелили. Говорили, что скоро придут Донецк бомбить, жён и детей убивать». Ещё один освобождённый из украинского плена военный ДНР показал, как его пытали в лагере во Львове. Националисты из «Азова» (террористическая организация, запрещена в РФ) вырезали ему букву Z на ноге.

Сержант народной милиции ЛНР фельдшер-санитар Александр Чупра рассказал про пытки и запись видео для шантажа близких тех, кто попал в плен: «Кого-то режут ножом, кого-то паяльной лампой поджигают. Подходит какой-то человек с камерой и всё это снимает, чтобы потом выложить в Интернет».

Боец армии ДНР Виктор Семашко поделился своей страшной историей из плена: «Они взяли биты и начали битами избивать. Поломали мне рёбра, раздробили левую кисть. Ночью открылась дверь, зашёл украинский боевик, выхватил штык-нож и начал наносить мне удары. Он присел рядом, говорит: „Я хочу видеть, как ты умираешь‟». По словам Семашко, он лежал и чувствовал слабость, притворился мёртвым, чтобы сбежать из плена и вернуться к боевым товарищам. «Когда они меня несли, я слышал их переговоры: „Давай подальше, чтобы он не вонял‟. Ну, выкинули меня. Я, когда начался сильный артобстрел, пополз в сторону наших. И утром, когда рассвело, другие бойцы ВСУ услышали, как я ползу, выскочили и опять меня взяли в плен».

Николай Т. вспоминает: «В первый день нашего пребывания в спортзале привезли одного человека. Доктор, который меня осматривал, сказал, что до утра он не доживёт. Этого человека украинцы всю ночь забивали до смерти. Ты лежишь, у тебя на глазах повязка — и на весь спортзал крики от боли. Вскоре они утихли. Когда мы лежали в спортзале, два дня они избивали офицера. Потом отнесли в подвал и позже сказали, что он умер от потери крови. Артиллеристов очень сильно избивали. Когда я был в спортзале, привезли трёх человек. Людей били страшно. Они не кричат — воют от боли. Я слышал, как у человека ломались рёбра, руки. Был у нас командир майор в плену. Его казнили украинцы. И больше его никто не видел. Потом нас, пленных, перевезли в СИЗО СБУ. Там меня снова очень сильно избили. Я дня три не мог нормально спать и дышать. Меня ударили по голове, начали выламывать пальцы, руки. Били по животу. Перед тем, как отвезти нас к Красному Кресту, нам говорили: если что, питаетесь вы отлично, и воду вам дают, условия отличные. Заставляли нас врать международным инспекторам, кто говорил правду — били насмерть».

В этих жутких историях выясняется неприглядный вывод — украинцам позволено практически всё, что угодно, и за это им нет наказания. Вроде бы и уголовные дела на них заводят, и личности палачей устанавливают, но вот узнать хоть об одном конкретном случае в рамках «преступление — наказание» не удаётся. Все последние случаи — лишь из давней истории, когда наши деды, без жалоб и апелляций к мировому сообществу, сломали шею фашизму за четыре года во всей Европе. А большинство изуверов, садистов, убийц и их пособников любых национальностей получили или пеньковые галстуки, или пулю. Но сейчас законы военного времени не существуют и не работают. Хотя очевидно — пока военных преступников не начнут искать, разоблачать и умножать на ноль, не изменится ничего. А русские, луганские или донецкие семьи, будут получать из плена тела четвертованных своих сыновей...

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments