информационное агентство

В мире стало меньше смеха. Над собой…

06.11.20      Владимир Скачко
В мире стало меньше смеха. Над собой…

Ему было уже 86 лет, и он имел полное право взять да и уйти из этой жизни на покой. Он же, кажется, просто хотел передохнуть, когда где-то месяц назад заявил, что уходит со сцены и с экранов. Все думали, что он, как всегда, шутит, а он ушёл. На покой. Вечный.

И в это невозможно поверить. И не хочется верить. Умер человек, обладающий, пожалуй, самым парадоксальным умом, что позволяло видеть ему в окружающем мире то, что недоступно другим. И не только видеть, но и уметь сформулировать увиденное так, что трудно было потом остановиться от смеха. И от восторга, как это было сказано.

Михаил Жванецкий, всемирный Михал Михалыч. Вечный и непреходящий Одессит всех времён и народов. Хотя одесситов таких — хоть пруд пруди. Но заслуженно пруди: одесситы понесли по миру вести о своём городе так, что стали уже отдельной «нацией», которая рождается, живёт, выживает и уходит в мир иной, смеясь. Потому что делать всё это со смехом — легче.

Я был знаком с ним лично, как журналист, чем страшно гордился и горжусь. Он был для меня ещё и мерилом журналистки. Как-то лет 25 назад в Киеве он дал интервью журналисту Мыколе Вересню, который тогда числил себя главным интервьюером страны и в этом своём заблуждении не ходил, а носил себя по земле. Думая — да что там! — будучи уверенным, что со своей высоты может поплёвывать на всех и вся.

Все умные вокруг понимали, кто такой этот Вересень, и ныне пластающийся перед властями и майдаунами хуже жижицы в промокшем свинарнике с протекающей крышей и соответствующими запахами, но не перечили ему. А телеканалы наперебой приглашали его брать интервью у заезжих в Киев знаменитостей. И он брал. А те давали, из вежливости не желая увёртываться от необходимой процедуры чествования у «аборигенов». Не отвертелся, похоже, и Михал Михалыч. Дал, вышел после «процедуры» и сказал: «Мне говорили, что это лучший... Если это лучший, то какие же у них худшие?!».

Я бы, наверное, после этого и микрофон в руки не взял, чтобы кого-то интервьюировать. А «лучшему» — ничего, он по-прежнему служит. Правда, с клеймом, которое уже теперь никто и никогда не снимет. Но что поделать: вокруг не все умные. И чувство юмора есть не у всех. А если есть, то применяют его к себе не все, не понимая, что умение посмеяться в первую очередь над собой — это высшая форма самооценки. После неё — ничего не страшно: как завещал незабвенный Пушкин, хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай глупца...

А Михал Михалыч любил свою Одессу, знал, кому она сейчас досталась, и никогда публично не чмырил Украину, несмотря на всё в ней происходящее. Особенно в последние годы, когда даже здравый смысл разочаровался в стране и, кажется, навсегда покинул её. Но Украина неонацистская не забыла Жванецкого. Она объявила его «щупальцами русского мира». Ещё один коллега Вересня, бывший москвич крымскотатарского разлива Айдер Муждабаев задал как-то в этом тон: «Жванецкий встроился в „Русский мир‟, нормально себя там чувствует, живёт на полшишечки там, на полшишечки тут. Талант? Да, большой, огромный талант, украинский талант. Куда встроился? В „Русский мир‟. Как хотите, так и относитесь. Кто сейчас молчит про войну России с Украиной, тот взял в сторону „Рейха‟. Жванецкий молчит про войну России с Украиной, значит он — на стороне врага. Это моё личное мнение».

Но нет для сервильных украинских патриотов с майдана выше интеллектуального руководства, нежели мнение москвича, который «не испугался самого Путина». Повторяю — бывшего жителя Москвы, чьё каждое слово отцы украинских патриотов прежде ловили трепетно и с вожделением. И ловят именно из Москвы. Ибо именно в Москве находился ещё совсем недавно их руководящий «обком». И так приятно и крайне героически сегодня плюнуть в него! И ждать, что отблагодарят.

А вот Жванецкий не плевал и не ждал. Ну, разве не вражина ли он после этого?! Он знал, что такое Родина. И что такое шутка — лучшее лекарство от него для матери. Он — народный артист Украины и России. Причём без всяких книжечек и значков, это подтверждающих. И это для него дорогого стоило.

А я ещё я точно знаю: эта эпоха ещё больше опустела. И станет ещё циничнее и пошлее: политкорректность не позволяет говорить то, что позволял себе Михал Михалыч, вот в чём дело. А дерьму всех мастей, оттенков и консистенций только это и нужно — чтобы всем было стыдно и неприлично о нём говорить, тогда оно кайфует, торжествуя, и торжествует, кайфуя. Когда нет правды, его вообще мало что берёт...

Он же не только шутил, как мне и многим теперь кажется. Он так плакал над несовершенством мира и человека. А люди смеялись. Легко и непринуждённо. В том числе, и потому, что им так легче было: типа посмеялся над собой — и меняться не надо. А надо...

Царствие вам Небесное, мастер! А земля будет пухом обязательно — она-то понимает, кого принимает...

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm antifashisttm