информационное агентство

Правительство роста: первым делом экономика и нацпроекты

Правительство роста: первым делом экономика и нацпроекты

Накануне премьер-министр России Михаил Мишустин распределил обязанности вице-премьеров. Неожиданная перегруппировка правительства, начавшаяся 16 января, окончательно обрела свои очертания. Судя по кадровым назначениям, сильнее всего изменилась концепция экономического блока, успехи которого в последние годы, мягко говоря, не сильно обнадеживали.

Пробуксовка экономической повестки, собственно, и была одной из главных, если не главной причиной внезапной отставки российского правительства. Стоит отметить, что на протяжении последних пяти лет экономический рост был довольно слабым, а меры по его стимулированию не дали существенного эффекта. При этом вялый рост ВВП и его падение в 2015-2016 годы сопровождались хроническим снижение реальных доходов населения – тема, которая в последние годы вызывала немалое беспокойство у Владимира Путина, равно как проблема роста бедности. Переломить этот тренд никак не получалось, хотя профильные ведомства неоднократно обещались исправиться. Другая проблема возникла с исполнением «майских указов» и реализацией нацпроектов, одна из функций которых стимулирование роста экономики. Некоторые аспекты указов были выполнены сугубо формально, а нацпроекты столкнулись и вовсе с парадоксальной ситуацией: план по освоению их бюджета на 2019 год был выполнен с отставанием – на 91,4%. Причем в сентябре, на девятом месяце года, этот показатель едва превышал 50%.

Учитывая накопившуюся проблематику в сфере экономики, назначение на пост премьер-министра такой фигуры, как Михаил Мишустин казалось вполне очевидным решением. Мишустин – один из немногих российских чиновников, которые работали на результат и стабильно его выдавали. ФНС в эпоху Мишустина явно превзошла все возможные ожидания вышестоящего начальства, демонстрируя и рекордный прирост показателей собираемости налогов, и образцовую по меркам госструктуры цифровизацию. Однако сбор налогов совсем не то же самое, что создание базы для налогообложения – то есть обеспечение роста доходов в экономике. И сразу же после назначения Мишустина весьма актуальным стал вопрос, кто окажется в роли главной опоры премьерской политики и ее структурирования для целей роста экономического продукта, а не его бесконечного перераспределения, особенно характерного эпохе позднего Медведева в 2017-2019 годы.

Для выполнения этой задачи был призван Андрей Белоусов. Теперь уже бывший помощник президента получил пост первого заместителя председателя правительства, оказавшись «вторым человеком» после Мишустина. Новый первый зампред будет курировать все многообразие аспектов и направлений экономической политики.

Следует сказать, что фигура Белоусова является уникальной во всех смыслах. Не многие чиновники в высшей властной вертикали России могут похвастаться столь точным соответствием профессионального бэкграунда и занимаемой должности. Новый зампред – потомственный экономист. Его отец Рэм Белоусов советский экономист, работавший в структурах Госплана СССР и участвовавший в разработке Косыгинских реформ. Сам Белоусов начинал свою карьеру в Центральном экономико-математическом институте (ЦЭМИ) АН СССР, работал в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН,

затем в 2000 году основал Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), который консультировал министерство экономики и аппарат правительства. Затем в середине двухтысячных он переходит на госслужбу. Широкую известность Белоусов получил после публикации в 2005 году доклада «Долгосрочные тренды российской экономики: сценарии экономического развития России до 2020 г.», в котором удалось спрогнозировать кризис 2008 года и некоторые его последствия.

Однако наиболее примечательным отличием Белоусова от российской номенклатуры являются его взгляды: в пику популярности либеральных экономических теорий, новый зампред тяготеет к кейнсианской теории, отводя значимую роль государственному регулированию экономики. И что любопытно, его альтернативные взгляды трудно назвать данью моде. Помимо наставничества Белоусова-старшего, они формировались под влиянием Юрия Яременко, в подчинении которого будущий зампред начинал свою трудовую деятельность в ЦЭМИ. Яременко один из немногих советских экономистов, исследовавших и понимавших хронические проблемы экономики СССР, у которого был альтернативный, эволюционный план реформирования советской системы. Однако эти идеи оказались не востребованы командой рубивших с плеча реформаторов. Так или иначе, школа Яременко оказала влияние на мировоззрение Белоусова.

В двухтысячные годы Белоусов оппонировал монетарным концепциям, основанным на экономии бюджета и таргетировании инфляции. Его версия – государство может задавать стимулы для роста экономики с помощью государственных инвестиций. Он предлагал расчехлить Резервный фонд, который фанатично оберегал от каких-либо трат министр финансов Алексей Кудрин, и вкладывать резервы в инфраструктурные проекты. В 2012 году Белоусов стал одним из главных идеологов «майских указов», возглавив Министерство экономики. Однако на этом посту продержался чуть больше года – правительство Дмитрия Медведева он считал откровенно слабым и подвергал критике за плохое исполнение указов и неэффективность прочих мер, за что был вскоре разжалован. Уже на посту помощника президента Белоусов участвовал в работе над нацпроектами. Он же один из ключевых экономистов, обосновывавших повышение НДС в 2019 году. Но в отличие от министра финансов Антона Силуанова – другого яркого представителя системных либералов-монетаристов, Белоусов выступал против «захоронения» бюджетных профицитов в кубышке. Кроме того, в 2018 году, на фоне растущей налоговой нагрузки для населения, помощник президента озвучил резонансные предложения «отщипнуть» от прибылей крупнейших компаний России.

В общем и целом, Белоусов в роли зампреда правительства оказался совершенно неожиданной фигурой. На этой позиции он как раз сменил Антона Силуанова, ярого сторонника бюджетной экономии. Подобные изменения в кадровой политике можно считать довольно радикальными, если учесть, что монополия системных либералов в финансово-экономическом блоке, начавшаяся после отставки правительства Евгения Примакова, - растянулась на целое двадцатилетие. Эта эпоха стартовала довольно бодро, когда высокие цены на нефть наполняли и переполняли бюджет. Гигантские профициты обеспечили загадочно улыбавшемуся Алексею Кудрину статус «лучшего министра финансов», а стабильная макроэкономика вполне устраивала Владимира Путина. Однако эта идиллия зашаталась после 2008 года и окончательно канула в лета после 2014 года.

Тогда Путин ожидал от проверенных аксакалов с их потрепавшимися в кризисах либеральными концепциями – решительных действий и результатов. Однако политика вечной экономии бюджета и набивания резервов особых действий не предполагает. И результаты тоже оказались весьма скромными. Мантры о сокращении госсектора и росте производительности труда никак не превращали экономическую тыкву в несущуюся к командным высотам золотую карету. Похоже, что высшее руководство сильно разочаровалось в этой генерации экономистов. Именно степень этого разочарования и привела на один из ключевых постов сторонника активной роли государства в экономике. Тем более, что Белоусову повезло – его критика оппонентов исторически оправдалась. Консервация резервов по Кудрину не прошла проверку после 2014 года, когда резервы начали стремительно таять, грозя достичь нулевой отметки. А вот мосты и дороги, которые предлагал строить на средства ФНБ Белоусов – никуда бы не делись, укрепляя инфраструктурный базис экономики.

В новом правительстве Андрей Белоусов будет выполнять роль идеолога и оппонента для более близкого к «либеральной школе» Михаила Мишустина. В помощь Белоусову командирован еще один представитель лагеря государственников –

зампред правительства Юрий Борисов, который будет курировать промышленность, ТЭК и ВПК. Совместная задача премьера и двух его непростых замов – вдохнуть жизнь в нацпроекты и обеспечить устойчивый рост экономики.

И хотя новая конфигурация экономического блока выглядит многообещающей, радоваться скорым успехам было бы преждевременно. Уравновешивать Белоусова тоже есть кому – это тот же Минфин во главе с неизменным Антоном Силуановым. Как выяснилось, бюджетная политика будет под контролем Мишустина-Силуанова. Это значит, что инициативы, предполагающие бюджетные расходы, будут подвергаться тщательной бухгалтерской экспертизе и при необходимости блокироваться. В качестве противовеса выступит и крупный капитал, с которым Белоусов далеко не в лучших отношениях и представители которого едва ли разделяют взгляды первого зампреда. Надо полагать, что вокруг этих противоречий развернется нешуточная аппаратная борьба. Наконец, и о чудодейственности подходов Белоусова речи тоже не идет. Они едва ли запрограммированы на успех только потому, что «не либеральные». Особенно в том урезанном формате, в котором они будут использоваться, дабы не нарушать баланс различных групп влияния.

Но тем не менее заявка сделана серьезная. Из всех возможных кандидатур на должность главного куратора экономики Андрей Белоусов кажется наиболее компетентным и актуальным новой эпохе, в которой неолиберальные подходы опровергаются суровыми реалиями: мир свободной торговли рушится на наших глазах, а на смену ему приходит старый добрый протекционизм и необходимость возрождения институтов национального развития.

Сможет ли новое правительство России обеспечить экономический рывок?
Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ