информационное агентство

Россия теряет Белоруссию, как потеряла Украину

Россия теряет Белоруссию, как потеряла Украину

Арест сотрудников ЧВК «Вагнер» и обвинения в адрес Кремля в подготовке майдана в Белоруссии стали самым настоящим шоком для российской власти. Как, впрочем, и госпереворот на Украине.

Российские власти традиционно оказались застигнутыми врасплох событиями на их «заднем дворе». Или, говоря проще, в «шаговой доступности» от Кремля. Выходит, что уроки майдана на Украине не пошли впрок? Не научили нас работать с нашими проблемными соседями на опережение? Снова станем винить в провале на «белорусском фронте» Госдеп и ЦРУ, как это было на «фронте украинском»?

Хочется сразу вынести за скобки оценки поведения президента Белоруссии Александра Лукашенко. Сегодня только ленивый не винит батьку в провокациях, называет его «шантажистом» и «нахлебником», а то и крутит рукой у виска: мол, крыша у белорусского гаранта съехала окончательно. В этих и других, куда более жёстких оценках действия Лукашенко, в том числе и официальных российских представителей, есть своя правда. Но эти резкие комментарии говорят и об ином — о полной растерянности официальных лиц России. Они явно не готовы к столь драматическому повороту в отношениях с ближайшим союзником — участником Союзного государства, членом военной организации ОДКБ, членом Евразийского экономического союза.

В словах высокопоставленных российских чиновников с осуждением «чудачеств» Лукашенко отчасти сквозит и паника перед возможным майданом в Минске, перспективой обнуления титанических, в том числе и финансовых, усилий по формированию военного и экономического треугольника Белоруссии, Казахстана и России, на основе которого к ОДКБ и ЕврАзЭс примкнули другие государства постсоветского пространства. Вся эта стройная схема может обрушиться в одночасье, если в Белоруссии вспыхнет майдан и вынудит Лукашенко уйти. Но если Кремль заглянул в бездну белорусского майдана и ужаснулся, то почему все эти годы так и не были налажены доверительные союзнические отношения? Не установлены механизмы отладки возникающих зазоров и трещин таким образом, чтобы туда не могли влезть третьи заинтересованные страны?

Ответов на эти вопросы нет. Да и не может быть, так как российская элита, похоже, не обременяла себя этим. А ведь элита, как точно подметил социолог и создатель теории элит итальянской юрист Гаэтано Моска, тем и отличается, что не только накапливает богатства, но и умеет формулировать смыслы, управлять людьми и событиями, обладает интеллектуальным превосходством. Если элита зацикливается лишь на создании богатств и превращении в закрытую обособленную группу, то это, как писал Моска, неминуемо ведёт к её вырождению и замене в результате конфликта с контрэлитой.

Лукашенко сколько угодно может смеяться над «девочкой» Тихановской, но она, скорее всего и станет тараном, который может пробить бреши в лукашенковской элите. А от раскола элиты всего лишь один шаг до майдана. Россия не может не понимать всего этого. Тогда почему все последние годы Москва и Минск не договорились, как совместно взаимодействовать на предстоящих выборах? Почему ходят упорные слухи, что Кремль предпочёл дистанцироваться от Лукашенко и не ставить ни на одного кандидата? Такая позиция, если это верно, схожа со страусиной, когда перед невозможностью найти компромисс с батькой предпочтение отдаётся худшему варианту — просто отойти в сторону и умыть руки.

А ведь что-то похожее было и на Украине перед президентскими выборами 2010 года. Кремль тогда сделал ставку на двух кандидатов — Тимошенко и Януковича и дистанцировался от украинских президентских выборов. Тимошенко в обмен на нейтральную позицию Кремля подписала в 2009 году кабальное газовое соглашение с Газпромом. И пообещала, в случае победы, продлить соглашение об аренде российской базы в Севастополе ещё на 25 лет. В Кремле потирали руки от удовольствия: кто бы ни пришёл к власти, база в Севастополе остаётся российской, а соглашение по поставкам голубого топлива по сверхцене ещё и приносила России доходы от 12 до 15 миллиардов долларов ежегодно. Другими словами, в 2010 году за три года до майдана России было всё равно, кто придёт к власти в Киеве — прагматичная Тимошенко или лидер в общем-то близкой к России Партии регионов.

Равнодушие России было лучшим доказательством того, что никакой серьёзной работы по укоренению пророссийских сил на политическом поле Украины Кремль не вёл и не собирался вести. Москва довольствовалась прагматичной позицией: зачем тратить деньги на поиски и формирование смыслов славянской цивилизации, создание пророссийских партий и движений, когда на всё можно смотреть через призму деловых отношений. Никакой идеологии, только бизнес. Вот почему, как ни пытался Янукович пересмотреть это газовое соглашение, так и не сумел убедить россиян пойти на уступки самой пророссийской партии. В Москве в Партии регионов, куда более близкой нам по духу, видели всего лишь партию местного крупного бизнеса и не собирались укреплять там пророссийское крыло.

Кстати, с отказа пойти на уступки Киеву в пересмотре газовых договорённостей украинско-российские отношения и дали первую трещину. Кремль жёстко дал понять своим партнёрам из Партии регионов, что на Украину смотрят через призму цен на нефть и газ, а всю идеологию отметают в сторону. Это американцы носятся там с правами человека и демократическими ценностями, а мы, россияне, на всё смотрим прагматично и жёстко, никакой идеологической начинки.

Ладно бы получаемая сверхприбыль от газового контракта шла на упрочение позиций пророссийских сил и партий на Украине, тогда было бы хоть какое-то оправдание жёсткости российской позиции. Но куда там: все эти средства оседали в карманах Газпрома. А пророссийские силы на Украине в это время лишь пели и плясали на ритуальных мероприятиях «славянского единства», отмечали день рождения Александра Пушкина и получали крохи со стола по остаточному принципу. У России и в мыслях не было вести системную и серьёзную работу, как это делали в то же самое время США через тысячи НПО и фондов, особенно в работе с молодёжью. Они уже тогда готовили разворот Украины в сторону ЕС и США, как это делают сегодня в Белоруссии.

Россия не сумела найти общий язык с Лукашенко. Он не получил от Кремля столь необходимых ему ресурсов, чтобы хотя бы за год до выборов поднять пенсии и зарплаты своей главной электоральной группе — пенсионерам и бюджетникам. Отсюда его изощрённая месть Кремлю, этот сюрреалистический спектакль с «вагнеровцами». Лукашенко открыто шантажирует Кремль: или мы найдём общий язык или в Минске вспыхнет майдан. И вам, россиянам будет хуже. И он прав: наши станции слежения и военные базы в Белоруссии прикрывают Москву от натовских ракет, нацеленных в нашу сторону. Из Белоруссии благодаря РЛС мы видим на сотни километров вперёд и можем отслеживать возможные угрозы. С ликвидацией этого стратегического преимущества Россия оголяет свои фланги, и враг может действительно оказаться у ворот.

Разве можно было в такой ситуации не найти общего языка с Лукашенко и избежать столь драматического поворота с нашими «вагнеровскими» заложниками? Вот уж действительно худой мир лучше всякой ссоры. С Украиной мы тоже не верили в столь резкий разворот страны в сторону НАТО, ЕС и США. Нежелание всерьёз работать на Украине с частью пророссийски настроенной местной элиты нам обошлось крайне дорого: Россия сегодня вынуждена прокладывать обходные газопроводы, сооружать военную инфраструктуру вдоль границ с Украиной, перейти на разработку своей собственной военной продукции, которая ранее поставлялась с Украины. Газпром лишился огромного газового рынка, а Россия важного поставщика дешёвых продуктов питания и ёмкого украинского рынка для наших товаров. Всё это оборачивается миллиардными потерями и вынуждает Россию резко увеличить свои военные расходы.

А главное — у нас появилась головная боль, как реагировать на возможные массовые протесты в Минске из-за, к примеру, нежелания Лукашенко признавать своё поражение или, наоборот, отказа оппозиции признать проигрыш и пойти ва-банк — устроить майдан. Что будет делать Лукашенко? Жёстко подавит протесты? Введёт войска? А как нам на всё это реагировать? Поддержать «последнего диктатора» Европы или солидаризироваться с Евросоюзом и США? Или занять нейтральную позицию и всё пустить на самотёк? От этих вопросов у Кремля раскалывается голова. Разве не лучше было бы всё это предусмотреть и найти вместе с Лукашенко приемлемый и выгодный нам сценарий развития событий. А пока мы в нашей обычной позе выжидания и плетёмся за событиями, когда на постсоветском пространстве умелые руки готовят майданные сценарии и стравливают некогда единые народы.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ