информационное агентство

«Не опускайте руки, будьте как венгры». Мстислав Русаков о политических преследованиях в Эстонии и борьбе русских за сохранение своей идентичности

23.05.21      Павел Волков
«Не опускайте руки, будьте как венгры». Мстислав Русаков о политических преследованиях в Эстонии и борьбе русских за сохранение своей идентичности

В марте этого года в Эстонии арестовали известного правозащитника, публициста, борца за права русского меньшинства и убеждённого антифашиста Сергея Середенко. Из-за обструкции со стороны государства юрист и член Объединённой левой партии Эстонии (ОЛПЭ) Середенко в последнее время был вынужден зарабатывать на жизнь, трудясь дворником в одной из школ.

Его обвинили по ст. 235-1 Пенитенциарного кодекса (создание или поддержание отношений с иностранным государством, иностранной организацией или лицом, действующим по заданию иностранного государства, с целью совершения преступления, направленного против Эстонии). Гендиректор Охранной полиции сообщил, что Середенко «вели» ещё с 2013 года, поскольку он в своих публикациях якобы координируясь с российскими спецслужбами, отрицал оккупацию Эстонии Советским Союзом.

Сергей Середенко

Мы поговорили с председателем правления НКО «Русская школа Эстонии» Мстиславом Русаковым о том, что происходит в деле Сергея Середенко, и как русские Эстонии борются за свою культурную идентичность.

Мстислав Русаков

— Мстислав, с чем Вы связываете арест Сергея именно сейчас? Ведь он давно ведёт свою правозащитную деятельность.

Со слов гендиректора Охранной полиции Сергей попал в их поле зрения ещё в 2013 году, когда написал ряд статей, ставящих под сомнение оккупацию Эстонии. То есть за ним следили минимум 8 лет. Середенко давно уже не занимался правозащитной деятельностью «в поле». Его последний кейс касался оспаривания штрафа за проведение Бессмертного полка в Таллине в 2016 года. Он писал книги про фашизм. Понятно, что это тоже не нравилась властям страны, в которой эсэсовцы — национальные герои, и в которой постулируется приоритет одной нации над другими.

— Сергея обвиняют по статье, которая сформулирована так, что по ней можно привлечь любого правозащитника, получающего иностранную поддержку. Но ведь еврейская община финансируется Израилем, немецкая — Германией и т.д. Это нормально. Почему русской общине так нельзя?

— На самом деле статья так не сформулирована. Ст. 235-1, которая предполагает тюремное заключение на срок до 6 лет, отсылает к 6 другим статьям: посягательство на суверенитет и территориальную целостность Эстонии, содействие иностранному государству в деятельности против Эстонии, шпионаж, попытка захвата госвласти и т.д. Госпрокуратура Эстонии до сих пор не уточняет, о чём именно идёт речь, но любая из этих статей применительно к Сергею — это абсурд. Иностранную поддержку Середенко тоже не получал. Иначе не работал бы дворником. Однако финансирование русской общины со стороны России действительно считается чем-то предосудительным. За это пока не сажают, но могут написать в ежегодном отчёте Охранной полиции, то есть подвергнуть публичному шельмованию.

— Какова линия защиты? Что можно противопоставить машине госрепрессий?

— Адвокат Владимир Садеков не делится этой информацией. Поэтому пока сказать сложно, можно ли что-то этому противопоставить.

— Есть ли связь с Сергеем? Как его самочувствие?

— Связь с Сергеем только через его адвоката, который крайне несловоохотлив. Запрещены свидания и переписка. Он сидит в одиночной камере. Самочувствие достаточно нормальное, чтобы сидеть в тюремной камере, а не лежать в тюремной больнице. В эстонских тюрьмах есть тюремные магазины, которым можно пользоваться раз в две недели и покупать там товары на сумму, не превышающую минимальную месячную зарплату. Этим мы его обеспечили. Нашли также деньги на адвоката. Родственники делают передачи. То есть в этой части мы сделали что могли. Русские своих не бросают.

— Как реагируют международные организации?

— Мы обратились во многие международные правозащитные структуры, как ООН, так и Совета Европы, в частности к заместителю председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Петру Олеговичу Толстому. Но, к сожалению, обратной связи не последовало.

— Каким образом удалось создать Русскую Школу Этонии? На той же Украине сейчас такое просто невозможно.

— РШЭ была создана в 2010 году. Мы сразу же попали в ежегодник Полиции безопасности. Также у нас на счету два уголовных дела против членов правления организации, оба из которых не дошли до суда. Шельмование стало уже чем-то привычным. Помимо этого против нас используется спираль молчания. Если раньше пресс-релизы нашей организации шли на ура, то, начиная с 2019 года, не прошёл ни один. Нас всё равно, что и нет. У нас два основных мейнстримных издания на русском языке — Дельфи и Постимеэс. Последнее упоминание обо мне в Постимэсе связано с моим уголовным делом, будто бы я сижу до сих пор. То есть проходит только скандальная информация.

— Чем занимается РШЭ? Какие есть достижения?

— Мы пытаемся нажимать на все кнопки, чтобы добиться сохранения образования на русском языке. Проводили митинги, пикеты, собирали подписи в защиту русских школ, собрав рекордные на тот момент для Эстонии 36 тысяч подписей. Нам удалось спасти от закрытия несколько русских школ. Сейчас больше сотрудничаем с международными организациями, в частности с Федералистским союзом европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ, FUEN), членом которого мы являемся с 2017 года. Это крупнейшее объединение коренных национальных меньшинств Европы. Под своей эгидой в настоящее время он объединяет более 100 организации-участницы из 35 европейских стран. Добиваться прав совместными усилиями всех нацменьшинств Европы проще.

— Какова ситуация в сфере образования на русском языке в Эстонии?

— Высшее образование на русском языке уже практически ликвидировано. Гимназическое образование (10—12 классы) и профессиональные училища эстонизируются. По закону при преподавании не менее чем на 60% на определённом языке считается, что преподавание ведётся на этом языке. Таким образом, де-юре в Эстонии не осталось русских гимназий. Де-факто там ещё могут преподаваться какие-то предметы на русском языке, но не более 40% школьной программы.

Серьёзная проблема — ликвидация русских школ в маленьких городах и посёлках. Этот процесс идёт уже 15 лет. Это объясняют оптимизацией. Причём для эстонской школы достаточно 8 учеников, для русской и 200 учеников считается экономически нецелесообразным для её содержания.

9 июля 2020 года Министерством образования и науки была разработана Программа развития эстонского языка на 2021—2035 год, которая предусматривает полную ликвидацию образования на русском языке, начиная с детских садов.

— Можете ли Вы что-то посоветовать русским Украины, которые хотели бы сохранить свою культурно-национальную идентичность?

— Могу посоветовать русским Украины быть как венгры, не сдаваться, не опускать руки и активно бороться за свои права.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ